пятница, 29 марта 2013 г.

Гаврош


Люблю после обеда прилечь минут десять, послушать спокойную музыку и расслабится. Так и день не таким длинным кажется, вечером ещё сил на всё хватает. Вот и сегодня я открыла глаза, потянулась будто от сна и хотела было встать, да не тут-то было. Вам когда-нибудь прижимало ноги бетонной плитой? Нет? Мне тоже, но я теперь знаю как это на ощупь. Хотя, нет, скорее это было похоже на ощущение, когда мне делали наркоз в спинной мозг. Ты понимаешь, у тебя есть ноги и ты хочешь ими пошевелить, но они не слушаются.

Так, а руки? С руками вроде всё в порядке. И приподнялась, подтянулась и устроилась полусидя, полулёжа. Паники не чувствовалось, хотя пора бы наверное ей появится. Ой, что это? На колене что-то сидит. Или это кто-то? Да, маленький мальчишка, эдакий мальчик с пальчик. Босоногий, волосы взъерошены, штаны широкие на подтяжках, рубаха великоватая и кепка тоже размером явно не на его голову. Гаврош, почему-то подумала я. Он обрадовался, что я его заметила, перепрыгнул повыше и я не без облегчения почувствовала, что могу пошевелить пальцами ног.


- Привет Гаврош, - шутливо поздоровалась я.
- Привет, привет, - ухмыльнулся он.
- Это из-за тебя я не чувствую ног?
- Ага, поговорить надо, - сказал он со взрослой интонацией.
- Давай, только не долго, мне бежать надо скоро.
- Побежишь ещё, не торопись. Ты почему тело своё запускаешь так?
- Ты о чём? Я вот медитирую регулярно, гимнастику делаю, обливания, обтирания, скрабы там всякие, - возмутилась я.

Гаврош добрался до живота и присел чуть ниже солнечного сплетения. Ага, ноги теперь совсем проснулись, даже покалывает немного теперь. А вот зато торс онемел, до самых кончиков пальцев рук.

- А можно снять этот паралич? Он на меня панику нагнетает, - спросила я.
- Я бы рад, так ведь ты сразу убежишь, - покачал он головой.
- Ну ладно, говори, что тебе от меня надо, - согласилась я.
- Почему ты сигналы своего тела не воспринимаешь всерьёз? - строго спросил он.
- Какие такие сигналы?
- А это ты мне скажешь сейчас.

Прав он, ведь не прислушалась бы к телу, если бы он не сидел на мне.
- Ну пятка у меня треснула и что?
- А то! Почему треснула?
- Кремом надо чаще мазать, - призналась я.
- Другие не мажут и у них не трескается.
- Ну не знаю, - растерялась я. - Может быть слишком много беру на себя, ноги не выдерживают?
- Не исключено, не исключено. Что ещё?

А правда что ещё? Хм, желудок что-то шалит немного, то есть совсем не охота, то остановится не могу. По вечерам чувствую сильную тяжесть в животе.
- Желудок? - спросила я.
- А что ты меня спрашиваешь?
- Да я не спрашиваю, правильно или нет. Что это за сигнал?
- Плохо жизнь ты перевариваешь. Что-то внутри тебя не уваривается. Ярость с радостью это как огурцы соленные с молоком.
- Ясно. Что у нас там ещё? Плечи напряжённые всегда, тянет постоянно.
- Груз сильно большой тащишь, сил не хватает твоих на всё. Ты не довольна своей повседневной жизнью, брось камень и легче идти будет.

Эге, да тут всё тело можно так простучать, везде что-то ноет или болит или тревожит. Голова как рой пчелиный гудит, горло шкребёт, бронхи хрипят, кишечник булькает, бёдерные кости хрустят.
- Гаврошенька, у меня времени в обрез. А тут ведь на месяц работы! Может в другой раз как-нибудь?
- Нет, здесь и сейчас, - отрезал он. - Давай, собирай все свои болячки, пройдись по ним, как по клавишам. Где больше всего резонанс, что больше всего сейчас мешает?
- То место, где ты сидишь. Ком какой-то стоит там.
- Хорошо, позволь ему там быть. Так и скажи «Я разрешаю тебе быть». Прочувствуй его, пойми что это за сигнал. Почувствуй тепло в этом месте.

Ком медленно разогрелся, разбух как манный ком в горячем молоке. Чем-то на колобка стал похож. Сидит важный такой.
- Эй ты колобок! - окликнула я. - Я позволяю тебе быть. Я принимаю тебя. Что ты мне можешь сказать интересного?
- А что бы ты хотела знать, - отозвался тихий голос.
- Зачем ты во мне?
- А ты как думаешь?

Сложно сказать. Может это тоже груз в жизни? Может тоже символ того, что непосильный воз тяну? Нет, не совсем то, что-то ещё ускользает.
- Я живу не так, как хотела бы, - медленно произнесла я.
- А как хотела бы?
- Хочу сад, хочу жить в лесу, чтобы тишина и пение птиц, чтобы не было шума машин, чтобы воздух свежий был, чтобы от людей можно было отдохнуть, - сказала я и сама удивилась своему открытию. Вот оказывается чего моя душа хочет. Уединения?

Гаврош ловко спрыгнул с грудной клетки, сел на край кровати и стал болтать ногами.
- Спасибо тебе, ты мне очень помог, - поблагодарила я его.
- Мне ещё приходить или ты сама будешь разбираться?
- А как часто это надо делать?
- Хотя-бы раз в неделю, минут пятнадцать минимум.
- Клятвенно обещаю! - сказала я и даже подняла руку ладонью вперёд.
- Ну смотри мне... - кивнул он и растворился в воздухе.

А я с тех пор каждое воскресенье вечером сажусь и слушаю своё тело. Столько интересного узнала, ни один врач не раскроет.

Комментариев нет:

Отправить комментарий