среда, 6 марта 2013 г.

Прощай, прокурор!


- Ну, ты и растяпа! - рявкнул громкий голос и Алина просто подскочила на стуле. Чай растекался из опрокинутой чашки по столу и на пол. Надо меньше работать, а то уже всякое мерещится. Вставая за тряпкой девушка зацепила рукавом блюдце и осколки разлетелись по всей кухне.
- У тебя что руки из одного места растут? - ещё громогласнее заявил кто-то.

Алина держа в руках веник испуганно оглянулась по сторонам. Никого нет, да и кто может тут быть? Наверное это шизофрения, пролетела мысль как искра между двумя проводами. С таким диагнозом и на работу идти нельзя, голос всё-время мешать будет своим бурчанием.

Зазвонил телефон и Алина улыбнувшись подняла трубку.

- Привет Аллочка, как поживаешь? - защебетала подруга.
- Привет, - Алла задумчиво вытирала пол и подметала осколки. Трубку она прижала плечом к уху.
- Мы тут собираемся на рыбалку на выходных. Поедешь с нами?
- У меня пока планов нет. Можно с вами рвануть.
- А ты что такая унылая?
- Да, блюдце разбила.
- Подумаешь! К счастью!

И правда, чего это она так расстроилась? Мама не наругает, отец в угол не поставит. Но всё-таки делать несколько дел одновременно не стоит. Телефон выскочил и грохнулся на пол.
- Да что же это за наказание такое! - гавкнул вдруг опять откуда-то хриплый бас.
- Алиночка, ты не одна? Кто это там на тебя так наезжает? - удивилась подруга.
- А ты это тоже слышала? - не меньше удивилась Алина. Нет это не сумасшествие. Как говорил папа в Простоквашино, вдвоем с ума не сходят.
- Я тебе позже перезвоню, - бросила Алина опешившей подруге и положив трубку еще раз внимательно осмотрелась в кухне.

Никого. Стол, стулья пустые, может в шкафах посмотреть, только посуда и продукты да утварь. И тут взгляд нечаянно упал на люстру. Эге, да там кто-то сидит. Может домовой завёлся, веселея подумала Алина.
- Кто бы ты ни был, выходи знакомится будем, - предложила девушка.
- Да, кто-же так приглашает то!? Грубиянка! - рявкнуло уже с пола.
- Может мсье придержит лошадей и перестанет мне грубить первым? - нашлась что ответить Алина.
- Ты кто такой и почему рычишь? - спросила она улыбаясь.

На вид смешное существо, строгий костюм, но борода длинная нечёсанная, сам где-то по колено девушке будет. Лицо суровое и очень уставший вид.
- Я твой прокурор. Неужто не узнала свое чадо-то собственное, - уже спокойнее сказал человечек.
- Чадо? Да еще собственное? Ты что спятил что-ли? Тебе сколько лет то? - веселясь спросила Алина.
- 26 годков, - насупившись ответил он.
- Ну вот, немного больше чем мне. Я тогда еще и рожать то не могла, - возразила Алина.
- Зачем рожать? Ты что головой ударилась? Я плод твоего разума! - заявил человечек.

Ага, значит, всё-таки это от переутомления, надо больше отдыхать.
- А чего ты такой грубый? Галлюцинация ты моя родная, - входя в раж спросила Алина.
- Я не глюк, я настоящий! - обижено буркнул он.
- А зачем мне вообще прокурор то? В чем меня обвинять будут и где?
- Не будут. Я твой прокурор и точка, тупица!
- Так, либо ты сменишь тон, либо брысь из моего дома!
- Ну я за этим и пришёл, - замялся человечек.
- В смысле?
- Устал я, отдохнуть бы, косточки на солнце прогреть.
- Так иди, кто тебе на даёт? Я скучать не буду.
- Не положено так. Надо чтобы хозяин отпустил.

Алина начинала терять терпение. Грубоватый тип капал ей на нервы.
- А зачем мне прокурор то всё-таки? - спросила девушка.
- Все дети заводят себе внутреннего критика. Впитывают все высказывания и постепенно они обретают плоть и принадлежат сначала ребенку, а потом и взрослому.
- Так вот ты кого мне напоминаешь! Мой дед так со мной постоянно разговаривал.
- Да он и не только. Во мне и воспитатели и учителя и друзья. Когда тебя постоянно одёргивают и критикуют, ты со временем начинаешь относится так к себе и сама.

Мда, вот такие пироги с котятами. Ты их ешь, а они мяукают.
- И что мне с тобой делать? - ухмыляясь спросила Алина.
- Мне бы отдохнуть недельку, потом я опять службу верно буду несть.
- Ты что того? Какая служба? Да кому она такая нужна?
- Я тут стараюсь, стараюсь, а ты так!? - надул человечек обижено губы.

- Извини. Ты прав. А давай я тебя на пенсию отправлю, а? Навсегда! И оплачу богато, благодарностью тебя золотой осыплю. Спасибо тебе преогромное!

В это же самое мгновение костюм растаял и Алина зажмурилась, чтобы не увидеть чего лишнего, но тут-же появились пёстрые купальные трусы. Человечек широко улыбаясь в ластах и маске прошёл сквозь окно, будто его и не было и помахав на прощание, нырнул с подоконника вниз.
- Прощай Критик! Успешного плавания! - кивнула Алина и почувствовала к себе невероятную нежность. Ах, как хорошо, когда начинаешь любить себя!

Комментариев нет:

Отправить комментарий