суббота, 9 марта 2013 г.

Удар, удар, ещё удар


Удар, удар, ещё удар! В наушниках тяжёлый метал, сердце рвётся наружу, певец ревет что-то непонятное. Откуда эта песня взялась на плейере Василиска не знала, но кулаки сами сжимались крепче и со всё большей силой летели в боксёрский мешок. Она уже не чувствовала костяшки пальцев, пинок ещё пинок, коленом и пяткой, затем опять ногой. И вновь удар кулаком со всей силы, дыхание уже давно сбилось, ритм бешеный, но она не могла остановится.

Она вцепилась в мешок коготками и стала молотить его снизу коленом. Ярость кипела в ней и не просто лилась наружу, она била ключом. И тут она почувствовала под пальцами крупинки. Не может быть! Неужели она прорвала кожу? Но музыка подмывала, заполняла её до верху, вызывала в ней все новые потоки злости и она откинув прядь со лба, замолотила невероятную дробь по мешку. И плевать, что песок сыпется на пол! Всё равно! ВСЁ! В этот момент не существовало ничего, кроме музыки и бешенства.


- Ненавижу! - закричала она вдруг не помня себя. - НЕНАВИЖУ!
И тут она только увидела, что другие люди в тренировочном зале смотрят на неё с удивлением и опаской. Из заднего помещения бежала тренер Женька. Василиса посмотрела на кучу песка на полу, на измученный мешок, на избитые руки, на сломанные ногти. Женька в последний момент успела подхватить её, ноги сами по себе подкосились. Василиса прижалась спиной к стене, обняла колени и завыла. Слезы ручьем текли по щекам, а Женька прижав её к себе качала как ребёнка.

Как она оказалась в помещении для сотрудников Васька не помнила, очнулась, когда её пытались валерьянкой напоить. Она схватила стакан и швырнула его в стену. На шум прибежал управляющий, хотел скорую вызвать, но Женька не дала, нашла себе замену, посадила Василиску в машину и поскорее смылась. По дороге она остановилась у магазинчика.
- Васька, ты как? На пять минут можно тебя оставить? - опасливо спросила она.
- Угу, - только и выдавила Василиса.

Пяти минут правда не прошло, Женька открыла багажник и что-то звякнуло.
- Держись, ещё чуть-чуть потерпи, - закусывая губу и поглаживая по колену подругу бросила она и рванула за город.
- Приехали, выходи, - тряхнула Женька странно спокойную Ваську за плечо.
- Где мы? - голос Василисы был бесцветным, серым. Как в прочем всё вокруг. Развалины какие-то, бетон и кирпич, окна выбиты, двери вынесены.
- Пошли, сейчас всё узнаешь, - потащила тренер свою подопечную из машины.

Василиса стояла на ногах неуверенно, в голове вата, будто перепила или под легким наркозом. Женька вытащила большую коробку из багажника, подхватила Ваську под локоток и повела в одну из руин. Внутри она открыла коробку, а там... Стаканы. Один к одному, гранённые, страшненькие такие, и кто такие производит ещё?
- На, - протянула Женька стакан подруге.
- И что мне с ним делать? Что водку будем пить стаканами? - вяло попыталась она пошутить.
- Нет, об стену их рвать. Вот так! - и Женька с силой бросила стакан в стену. Грохот и от стакана одни осколки.

Василиса без сил присела на корточки. Нет, это не то. Ничего не хотелось, хотелось только сидеть в уголке и тихонько выть.
- Плейер где? - не успокаивалась Женька.
- Вот, - пробормотала Васька вытаскивая его из кармана.
- Давай сюда! - вырвала Женька его у неё из рук, вставила наушники в уши, врубила повтор, рывком подняла Ваську на ноги и дала ей стакан в руки.

И тут ярость проснулась с новой силой. Василиска швырнула стакан об стену и почувствовала облегчение. А Женька подавала уже следующий. Удар, удар, ещё удар и вдребезги. Вдребезги. Так невероятно приятно на секунду почувствовать прохладу стекла в руке и потом со всей яростью рвануть его об серую стену. Василиса вошла в раж, сердце вновь рвалось наружу.
- Ненавижу! Ненавижу тебя! И вас я тоже ненавижу - вырвалось вновь из грудной клетки как животный рёв.

Василиса обессилев упала на колени и зарыдала. Она всхлипывала и выла, ревела и кричала до хрипа. Женька подошла и вытащив наушники убрала плейер в куртку.
- Кого ты ненавидишь? - тихо спросила она.
В ответ Васька принялась колотить руками по кирпичной крошке.
- Ненавижу!!! - взревела вновь она. Женька подняла её и прижала к себе. Ваську трясло, но будто пробило дамбу, поток слёз не кончался.
- Вот так, выпусти всё. Позволь этому чувству себя поглотить, я рядом, я тебя держу.

Минут пять спустя Женька достала из сумочки салфетки, вытерла Ваське руки и осмотрела ранки. Ничего страшного вроде.
- А теперь говори, кого ты ненавидишь? - протягивая бутылку с водой сказала Женька.
- ВСЕХ! - вырвалось у Васьки.
- И меня? - удивилась Женька.
- Нет, тебя нет, - шмыгая носом ответила Васька.
- А кого тогда? Ты сказала: Ненавижу тебя и вас тоже, - допытывалась Женька,

Василиса обмякла и жалобно посмотрела на подругу.
- Не могу, - ответила она и слёзы опять потекли по щекам.
- Можешь! Сколько ты собираешься это в себе держать? - не поддалась Женька.
Васька опустила глаза и почти шёпотом сказала:
- Брата ненавижу и родителей своих.
- За что? Есть ведь что-то, да?
- Есть, но …
- Что, но?
- Мне стыдно об этом говорить.
- Ты только что разшлёпала ящик стаканов, тебе за это не стыдно случайно тоже?
- И за это тоже стыдно.
- Ты что спятила? Блин, тебе что надо до смирительной рубашки дотянуть?

Деваться было не куда, сил бороться все равно не осталось.
- За всю ту боль, за тот страх, за обиды, за все гадости, - выдавила Василиса.
- Ну это ты на брата, как я понимаю. А родители?
- За то, что не оберегли. Не смогли меня защитить, - прошептала Васька и сама опешила. Так ведь они и не знали ничего об этом! Как они могли то защищать?
- Отлично. А можешь ли ты допустить ту мысль, что ты сама пригласила этих людей в свою жизнь? - завораживающим голосом спросила Женька.
- Я сама? Да, я ребёнком была тогда! Как я могла захотеть испытать такое? - возмутилась Васька.
- Не ты, а твоя душа. Вот сидела ты ангелочком на облачке, ножками болтала и стала ты завидовать людям, что у них эмоции есть. Брякнула ты кулачком по облачку и сказала, тоже хочу! - терпеливо ответила Женька.
- Ну допустим, а дальше что?
- А что дальше, тебе помогли подобрать подходящую семью в которой ты могла бы пережить опыт, да так чтобы сполна, в полную мощь. Тебе конечно хотелось радость и веселье попробовать на вкус, но и ярость и стыд и страх тоже.

У Василисы перехватило дух, она вышла на улицу, вдохнула полной грудью и задумалась. А что если правда всё так и было? Да, эти люди вокруг неё старались как могли, чтобы она получила, чего хотела. А теперь она этого хочет? - Нет.
- Слышь, Женька. А как быть если мне хватит? Думаю я прочувствовала достаточно ярко всю эту гамму. Не помирать же мне, - пошутила она.
- Нет, не вздумай умирать, рано тебе ещё. Выход есть один: дыши полной грудью и обращай побольше внимание на хорошие стороны жизни. Не вини себя ни в чём, принимай себя такой какая есть.
- И что? Ярость потом пропадёт?
- Нет, но это будет всего-лишь всплеск. Короткий и яркий, как вспышка или как гром средь бела дня. Ты научишься быстро остывать и вновь радоваться жизни.

А какая вода оказывается вкусная, вдруг подумала Васька. Какое это наслаждение, чувствовать, что она прохладная и слегка солоноватая на вкус. Девушка плеснула себе воды на руки и умыла лицо. Ах, как же это всё-таки великолепно иметь тело, которое чувствует. Она подняла взгляд на небо и подмигнула невидимому ангелочку. Завидуй на здоровье, это и правда божественно!

Комментариев нет:

Отправить комментарий