понедельник, 14 сентября 2015 г.

Письмо отца


Доча, я не знаю что ответить. Как ты правильно заметила, я вовсе не человек слов. Это не мой мир. Мне жаль, что я не мог выразить свои чувства. Жаль. Больше я не могу ничего сказать в свое оправдание.

Знаешь, выйдя на пенсию я с ужасом понял, что жизнь подходит к концу. Самое главное уже позади. Детство, юность, маленькие дети, возможность чего-то добиться в карьере, стать важным и достопочтивым. Где-то в глубине души я все это понимаю и не хочу это чувствовать. Поэтому свободное время я провожу за компьютером или перед телевизором. Тут я могу забыть обо всем этом, могу просто дремать, мысли уходят на задний план.

Но этот ужас, он сидит во мне. Как же так? Прожил жизнь, а чего добился? Что останется после меня? Чем я могу похвастаться? Что могу показать? Квартиру и машину? Так это не так уж много. Дети? А что дети? Они выросли, живут своей жизнью, мы друг другу чужие. Мы все друг другу чужие. Я так не смог понять, что такое настоящая близость. Когда открыто радуешься, что дети приехали. Вот внукам, да, им я рад. Эти маленькие чертята умудряются утащить меня в свой мир и я забывая о своей серьезности строю с ними снежную крепость или брызгаюсь водой из под шланга. Да, доча, я знаю, ты на это смотришь с горечью. Почему со мной нельзя было так, думаешь ты. Так ведь?

пятница, 11 сентября 2015 г.

Обвенчайся с собой


Дождь лил беспощадно, лил так как может лить только в разгаре лета. Раскаты грома грохотали надо мной, молния вспышками освещала лицо, будто вновь и вновь фотографировала меня. Меня, эту сумасшедшую особу, танцующую под нескончаемыми потоками воды и сжимающую колечко из аметстиста в руке. Нет, я не буйствовала и мои па были мягкими и плавными. Я готовилась к очень важному моменту. Сегодня я обвенчаюсь сама с собой.

Сама с собой? Это как? Совсем крыша поехала? Может кто-то так и подумает, если увидит меня в эту темную полночь. Дождь начинал стихать, гроза переходила в кроткий дождик. Пора, подумала я и хотела было сесть, но как мне показалось это испортило бы праздность.

«Сегодня я беру тебя в жены» начала я и споткнулась. Мне хотелось сказать длинную речь, сказать, что я буду и в радости и в печали поддерживать себя и что буду уважать себя и любить несмотря ни на что. Только слова застряли в горле. Нет, не могу я этого всего обещать. Не могу, потому что не верю в то, что это возможно. Слезы навернулись на глаза. И что теперь?