суббота, 2 марта 2013 г.

Мёртвая зона



- Я просто не знаю, что со мной! Не понимаю, как я могла влюбится в этого … - Нонна тяжело вздохнула и спрятала лицо в ладонях.
- Ничего, понимаю! Абсолютно ничего не чувствую к нему! Не осталось ни капли любви, даже ненависти нет. Холодно на душе и пусто! - уже сквозь слезы продолжила она. Девушки сидели в пустом кафе, Вике было ужасно жалко подругу, но она не знала чем ей помочь.

- Дайте я угадаю, вы около семи-восьми лет вместе, так? - вежливо поинтересовалась непонятно откуда появившаяся старушка.
- Да, а как вы догадались? - спросила Нонна шмыгая носом.
- Ты, детка, в мёртвой зоне, - протягивая кружевной носовой платочек подбодрила старушка.
- Вы не хотите присесть? - спохватилась Вика. Шестое чувство подсказывало ей, что этот божий одуванчик очень кстати.
- Благодарю, - откликнулась старушка и очень элегантно присела.


Ах, как было приятно на нее смотреть. Старомодненько, но очень мило и красиво одета, волосы уложены, на причёске шляпка приколота. И улыбка! От такой мурашки по коже пробегают и хочется улыбаться в ответ. При этом губы оставались почти неподвижными, улыбалась она глазами, будто свет оттуда лился.
- Вам не трудно было-бы рассказать больше? - спросила Вика. Нонна апатично смотрела в окно, где было тихо и безлюдно.
- С огромным удовольствием! - весело проворковала старушка снимая перчатки. Боже, неужели она правда в шелковых перчатках? Неужели их кто-то еще носит? И где она их только достала?
- Только можно мне тоже чаю? Владимир! Мне пожалуйста как всегда.
- Да, Антонина Марковна. - немного склонив голову в знак уважения с максимальной вежливостью сказал официант.

Мда, это было очень странно. До сих пор у девушек сложилось впечатление, что парень не очень то доброжелательный. А тут такое!
- Вы с ним знакомы? - удивленно спросила Вика.
- Да, я здесь бываю часто. Владимир говорил, что я люблю тоже самое что его мама. Представляете себе? - защебетала старушка.

- Простите я отвлеклась. Итак, милочка, ты в мертвой зоне, но поверь, это пройдет. Все пройдет, и печаль и радость. Только вот любовь не проходит нет! - тихо но очень мелодично пропела она.

Нонна не могла больше сдерживать слезы и он пролился бурным потоком. Старушка одной рукой обняла девушку за плечи, другой гладила по волосам и нежно вытирала слезы. А когда Нонна успокоилась, то напоила ее душистым чаем.
- А теперь девица слушай и запоминай да детям потом расскажи обязательно. Сколько бед от незнания! - вновь улыбнулась глазами старушка и погладила Нонну по щеке. Наверное это из-за слез, но теперь эта странная особа была ей роднее чем кто-либо.
- Сначала чаще всего между двумя молодыми людьми пролетает искра. Они чувствуют, что созданы друг для друга и ищут близости друг с другом. В целом не так уж они и ошибаются, ведь их души очень тщательно подбирали партнера.
- Ах, как романтично! - вздохнула Вика, которая была еще в поиске.
- Романтика тут не при чем, - поправила старушка, но голос ее был таким умиротворяющим, что хотелось слушать и слушать.
- Душа каждого человека приходит сюда, чтобы испытать определённый опыт и она очень тщательно подбирает себе партнёра для этого танца. - заговорищески улыбаясь рассказала старушка.
- А откуда она знает, кто ей подходит? - включилась в разговор Нонна.
- Души входят в контакт без нашего спроса, - хохотнула старушка.
- Они постоянно общаются, вот моя сейчас моя душа с твоей тоже покумекала.

Девушки смотрели на старушку в некоем недоразумении. Может она того уже? Про души чего-то несёт. Сейчас вот достанет ещё стеклянный шар и заглянет в будущее.
- Этот цветочно-подарочный период принято называть медовым месяцем. Хотя у многих это длится и полгода и год, в зависимости от того, как часто влюблённые видятся. Однако однажды розовые очки падают и внимательно присмотревшись к партнёру мы выявляем в нем уйму недостатков.
- Вот именно! Так у меня до сих пор все и было. Одни разочарования! - закудахтала Вика. Старушка будто этого не услышав продолжила.
- Лишь немногие понимают, что наша душа нашла нам зеркало. Все негативные вещи, что мы видим в близком нам человеке, есть в нас и требуют, чтобы их приняли и полюбили.

Вика впала в ступор, ну уж нет, это никак не входит в ее мировоззрение.
- И что это значит? Что если он раскидывает свои носки, то я тоже это делаю? - возмутилась она.
- Нет, не обязательно. Но возможно ты хотела бы быть менее аккуратной, но не позволяешь этого себе из-за своего воспитания.
Вика затихла. Да, мама всегда была очень строгой насчёт этого. А иногда так хочется кинуть джемпер на кровать. Но она всегда сразу всё убирала.
- Ну допустим да, не позволяю и что? - надув губки спросила Вика.
- А можешь ли ты себе представить, что душа твоего визави почувствовала рану в твоей душе и пытается тебе помочь залечить ее? - все ещё весело улыбаясь спросила старушка.

Вика разглядывала ногти, не хотелось ей признаваться в том, что ее всегда коробила эта несправедливость. Отец делал, что хотел, мать прибирала за ним, а дочери перепадало за каждую мелочь.
- Так вот, после медового месяца начинается серьёзная работа. - с наслаждением делая глоток из золочённой чашки сказала старушка. Откуда в этом кафе такая посуда? У всех грубая керамика, а тут тончайший фарфор.
- Каждый из нас когда-то захотел пройти через унижение или предательство. Ну, скучно им там наверху, вот и балуются глупые! - а тёплая улыбка так и не сходила с губ старушки.
- Но в какой-то момент мы должны понять, что достаточно настрадались и хотим с этим разобраться. И вот тут Бог посылает нам помощь в виде другой души. Однако так бывает, что душа настолько сильно притворилась человеком, что совсем забыла, кто она на самом деле и зачем она здесь. Тогда отношения рвутся, развод-суета, а через полгода-год слез в подушку все начнётся заново.

Нонна слушала очень внимательно, а Вика тайком вытирала слезинки.
- А если не развод? - спросила успокоившаяся Нонна.
- Мёртвая зона. Бывает оба партнёра входят одновременно, а бывает и один только. Чаще всего на седьмой год. - ласково объяснила старушка.
- Да, у меня именно так! - воскликнула Нонна. - Он меня готов на руках носить, а мне все не так. Нет у меня к нему близости, будто замёрзло все.
- Тогда мотай на ус, которого у тебя нет, - продолжила старушка шутливо. - Если не сопротивляться, то этот период длится не больше полугода. А если впасть в самосожаление и панику, то может и до двух лет растянуться.
- Как это не сопротивляться? У меня любовь прошла! - возмутилась Нонна.
- Она никогда не проходит, она просто уснула. Как гусеница в коконе, спит и превращается. - объяснила старушка так терпеливо, будто бы разговаривала с девочкой лет пяти.

Девушки окунулись каждая в свои мысли. Да, в этом явно что-то есть.
- А что потом? Во что она превращается? - прервала молчание Вика.
- Простое УТИ-ПУТИ «ты мне — я тебе» становится безусловной любовью. Это когда ты начинаешь принимать своего партнёра таким какой он есть. Когда ты понимаешь его, да, ты бы сделала иначе, но ты его понимаешь. Ты позволяешь ему быть тем, кто он есть. Ты восхищаешься им, его силой или умом, чем угодно. С удивлением отмечаешь все новые качества. И главное ты благодарна за то, что он есть.
- Ах, как это красиво. У меня аж в носу защекотало. Это как в детстве, да? Когда мама тебя любит, просто потому что ты есть. - мечтательно вздохнула Вика.
- Да, это и есть любовь без условий. Тебе очень повезло с мамой, не все такие. Чаще, родители ожидают от ребёнка много чего. Сделай это, я сделаю то. Получишь пятёрку — пойдём на кукольный спектакль, помой посуду — я тебя похвалю и т. д.

Да, тут было над чем подумать. В груди защемило, стало тепло и эта истома растекалась по всему телу. Было такое впечатление, будто кровь стала на половину градуса теплее. А когда девушки очнулись, старушки и след простыл, только фарфор золочённый стоял на столе.

Комментариев нет:

Отправить комментарий