понедельник, 4 февраля 2013 г.

Радикальное прощение по Типингу

ИСТОРИЯ ДЖИЛЛ
Увидев свою сестру Джилл в зале ожидания международного аэропорта Хартсфилд в Атланте, я с первого взгляда понял, что у нее произошло что-то неладное. Сестра никогда не умела скрывать свои чувства, и мне стало ясно, что на душе у нее тяжело. После объятий, поцелуев и нескольких секунд неловкого замешательства мы отправились в гостиницу. Едва представилась возможность для серьезного разговора, Джилл сказала:
— Колин, у меня беда. Мы с Джефом, наверное,разведемся.

Хотя я сразу заметил, что сестра чем-то подавлена, это заявление меня удивило. Они с Джефом жили вместе вот уже шесть лет, и мне всегда казалось, что они счастливы. Оба состояли в браке прежде, но этот союз казался мне прочным. У Джефа от прежней жены было
трое детей, а у Джилл — четверо. Сейчас с ними жил только младший сын моей сестры, Пол.
— Что случилось? — спросил я.
— Видишь ли, все это страшно запутано, и я даже не знаю, с чего начать, — ответила Джилл.
— Джеф ведет себя очень странно, и я уже не в силах это терпеть. Дошло до того, что мы почти перестали разговаривать. С ума сойти можно. Он совсем от меня отвернулся и говорит, что я сама во всем виновата.
— А ну-ка рассказывай все по порядку, — сказал я.
— Ты помнишь старшую дочь Джефа, Лорен? —спросила Джилл. Я кивнул. — Так вот, ее муж примерно год назад погиб в автокатастрофе. С тех пор у нее с Джефом сложились очень странные взаимоотношения. Он часами шепчется с ней по телефону, называет ее «любовь моя» и говорит всякие ласковые слова. Можно подумать, что она ему любовница, а не дочь. Когда она звонит, он бросает все свои дела и повисает на телефоне. И когда она приходит к нам домой, он ведет себя точно так же, если не хуже. Они усаживаются рядышком в укромном уголке, куда нет доступа никому, особенно мне, и ведут эти свои долгие приглушенные беседы. У меня больше нет сил терпеть. Мне кажется, что она стала центром его жизни, а для меня там места нет. Я чувствую себя совершенно покинутой и ненужной.
 

Сестра рассказывала и рассказывала, вдаваясь все в новые детали странной динамики своих семейных отношений. Такое поведение было нехарактерно для Джефа, и это показалось мне странным и подозрительным. Я знал, что Джеф очень привязан к своим дочерям и нуждался в их одобрении и любви, однако я никогда не видел, чтобы он вел себя подобным образом. Насколько я знал, этот человек относился к Джилл с глубочайшей нежностью и любовью. На самом деле мне было просто трудно поверить, чтобы он мог быть так жесток с ней. И я хорошо понимал, почему сестре настолько тяжело переносить эту ситуацию, — тем более что Джеф настаивал на том, что она все просто выдумывает и сама сводит себя с ума. 

Мы говорили на эту тему в течение всего следующего дня. У меня в уме начала складываться картинка того, что происходит между Джилл и Джефом с точки зрения Радикального
Прощения, однако я решил об этом не говорить — до поры. Сестра была слишком поглощена своей драмой и пока не смогла бы понять мои слова. Радикальное Прощение основано на широких духовных предпосылках, которые она еще не разделяла со мной, когда мы все вместе жили в Англии. Понимая, что ни Джилл, ни Джон не знают о моих убеждениях, лежащих в основе Радикального Прощения, я осознавал, что пока еще рано предлагать им непростую для восприятия мысль о том, что ситуация совершенна в том виде, в каком существует, что она представляет собой возможность для исцеления.

Однако на второй день, когда мы снова завели беседу о проблеме сестры, я решил, что уже настало время попытаться применить подход Радикального Прощения. Для этого нужно было, чтобы Джилл с открытым сердце рассмотрела возможность того, что за завесой очевидного происходит что-то еще — некий осмысленный процесс, благой божественный замысел. Однако сестра слишком вжилась в роль жертвы в данной ситуации, и я не был уверен, сумеет ли она услышать интерпретацию поведения Джефа, которая лишит ее этой роли. И все-таки, когда она в очередной раз начала пересказывать свою историю, я наконец решил вмешаться и нерешительно спросил:

— Джилл, не хочешь ли ты взглянуть на эту ситуацию с другой стороны? Сможешь ли ты быть достаточно открытой, чтобы выслушать иную интерпретацию происходящего?
Она посмотрела на меня озадаченно, словно спрашивая: «Какая уж тут может быть другая интерпретация? Все ясно как божий день». Однако в прошлом я уже помогал Джилл решить некоторые проблемы во взаимоотношениях с людьми, и у нее были основания мне верить.
Поэтому она ответил:
—Ладно, попробую. Говори.
Такая степень открытости меня вполне удовлетворила.
—То, что я скажу, может показаться тебе странным, но постарайся не спорить, пока я не закончу. Просто оставайся открытой и подумай, имеют ли мои слова для тебя хоть какой-то смысл. Джилл, то, что ты нам рассказала, конечно, правда, — как видишь ее ты. Я ничуть не сомневаюсь, что все происходит именно так, как ты говоришь. В любом случае, Джилл, что бы я ни сказал, я не ставлю под сомнение твои слова и не пытаюсь преуменьшить значение происходящего. Однако позволь мне указать, что, возможно, за твоей ситуацией скрывается что-то еще.
—Что значит скрывается за ситуацией? — спросила Джилл, окинув меня подозрительным взглядом.

Это всего-лишь отрывок, книга есть в сети в свободном доступе. Люди, читайте все, эта книга перевернет все мировозрение!

2 комментария:

  1. Спасибо, Кристина!!! ***и благодарю!!!***

    ОтветитьУдалить
  2. Не за что ))) Это ведь не моя книга, просто я читаю и мир на глазах меняется.

    ОтветитьУдалить