воскресенье, 17 февраля 2013 г.

У Ахмеда в будуаре - сказка про булимию



Танук посмотрела на себя в зеркало и ужаснулась. Только что она отправила в далекое путешествие весь свой обед и чувствовала себя на 50 % хорошо, а на 50 плохо. С одной стороны не будет болеть живот, не будет мучить совесть и лишний жир не отложится. А с другой стороны ей было стыдно, да по настоящему стыдно за содеянное. Она даже двери всегда закрывала специально на ключ, чтобы не дай бог кто-нибудь не узнал об этом.

В красных прослезившихся глазах Танук увидела удовлетворение. Да, она была рада, что сделала это. А почему? Потому что вновь обрела контроль над ситуацией. Она переела, съела что-то совсем запретное, не смогла удержаться, но теперь, пусть и с опозданием смогла поймать равновесие. Она поняла, что каждый раз ее срывы были похожи на падение с каната. Идёт она, идёт по канату, строго по линии, ни шагу влево ни шагу вправо, очень строго ведёт сама себя по жизни. А потом вдруг раз и вниз! Но если еду не оставить, то будто получается зацепится в последний момент за канат и забраться назад. Можно баюкать себя ложью, что всё в порядке.


- Нет! Ничего не в порядке! - гневно подумала Танук. - Ничего! Ведь это уже булимия! Не проходит и недели, чтобы я не закрывалась после еды в туалете! - и горькие слёзы полились из глаз. Всё решено, надо записываться к диетолого или к врачу специальному. Сказано, сделано. Как-то так вышло, что её попросили прийти сразу на следующий день. Танук волновалась и перед входом даже хотела уйти, но потом собралась с духом и вошла.

Время ожидания прошло как во сне, забежала ассистентка и провела её в уютную комнату. Это было совсем не то, что ожидала напуганная Танук. Не было ни кушетки, ни стола письменного, даже плакатов о правильном питании не было. Она попала в своеобразный будуар: абсолютно круглая комната, около стены мягкий диван с огромной кучей подушек, играет спокойная музыка. Стены окрашены в тёплые тона, разукрашены узором, под потолком висит люстра вычурная.

Танук ахнув так и села на краешек дивана. Дверь на балкон открылась и вошёл или скорее впорхнул дедулечка в длинной одежде. «Ему-бы еще усы подлиньше и платок белый на голову, будет как шах восточный.», подумала Танук и встала.

- Здравствуйте, - робко пробормотала она.
- И тебе здоровья на век твой! - весело ответил старик. - Не против, что я на ты? Не люблю я это формальное «вы», оно меня ужасно стесняет. Зато и ты меня можешь просто Ахмедом называть.
- Танук, - ответила девушка и попыталась улыбнуться.
- Красивое имя, очень красивое. Как и его обладательница. Присаживайся, устраивайся поудобнее. Что тебя привело ко мне?

Старец оказался прав, если бы он был с ней на «вы», она бы долго и мучительно ходила вокруг да около. А так он сразу располагал к себе, вызывал симпатию.

- У меня проблемы с питанием. - выпалила Танук и немного расслабилась.
- А они у всех, кто ко мне приходит. - наливая воды в стакан и все-так же обворожительно улыбаясь ответил Ахмед. - Ты не похожа на дистрофика...

Да Танук никогда не была худышкой, скорее пышкой. Потом удалось сбросить вес и она стала «нормальной». Сжимая ручки сумочки она ломала себе голову вопросм, с чего-же начать.

- Смелей, рассказывай, не бойся. Ахмед чужие тайны никому не разболтает.
- Мне кажется у меня булимия. - тихо сказала Танук не поднимая глаз от пола.
- Ты православная? Когда кажется крестится надо. - пошутил старик. - С чего ты взяла? Вроде вес у тебя в норме, вид тоже вполне здоровый.
- Я регулярно запираюсь в туалете после еды.
- Что значит регулярно и зачем ты это делаешь?

Танук покраснела, ей было очень стыдно говорить об этом. Он ведь прекрасно понимает всё, зачем он мучает её? Не она первая такая небось. Девушка посмотрела в окно, долго думала как ей выкрутится и тут её просто наповал сбила мысль, что Ахмед ведь не злой и не хочет её обидеть. С чего она взяла, что он её мучает. Он хочет ей помочь, это она понимала.

- Бывает, что по три-четыре раза в неделю, бывает месяцами ничего не случается. - выдавила наконец Танук.
- А в день по сколько раз? - немного посерьёзнев спросил старик протягивая ей стакан с водой.
- Чаще всего только один раз, но бывает и по два, очень редко по три.
- А когда это происходит чаще всего? - продолжал уточнять он.
- О это я уже поняла, - обрадовалась Танук, что может хоть как-то показать свою силу и смышлённость. - Это если я испытала стресс или если пропустила приём пищи.

И тут-же она вновь замкнулась в себе. Неужели она это знала всегда? Ей опять стало стыдно. Ай-яй-яй, такая большая девочка и не может разобраться сама с проблемой. Раз она знает, что это последствия стресса или нерегулярного питания, то надо просто исключить это все. Она больно закусила губу и стала нервно перебирать бахрому на подушке.

- Не волнуйся, дочка. Ты умница, что пришла к Ахмеду. Первый шаг всегда самый тяжёлый. Но я вижу, ты отличница. - сказал он, делая маленький глоток воды. Лицо его при этом озарилось таким наслаждением, будто он пил не простую воду, а нектар богов. - Ты не просто сделала первый шаг, ты уже зашла далеко вперёд. Я знаю, что ты сейчас думаешь: мол клуша я эдака, раз знаю в каких ситуациях я это делаю, то почему не могу их просто избегать. Так ведь?

Танук кивнула и с трудом сдерживала слезы. В груди горела ярость, да, он был прав, он отлично понял её чувства. А ещё ей было больно, будто он ткнул в самое больное место. И страшно, да, стало ужасно страшно. Она почувствовала, что этот человек реально может ей помочь. Что-же она будет делать без этой проблемы. И тут-же будто отрезвев Танук удивилась, что прячется непонятно зачем. Зачем она пришла сюда? Чтобы разобраться. Так почему-бы не сделать это?

- Не кори себя и тем более не ругай, красавица. Ты встала на правильный путь, ты задумалась над решением ещё до того, как пришла ко мне. Представь себе, что ты стоишь у небольшого озера-проблемы. Ты можешь просто высушить озеро, но оно наполнится вновь. Чтобы раз и навсегда разобраться со всем этим, надо идти к истокам, идти вверх против течения.

Танук смотрела на старика с лёгким недоумением. Ох, уж эти восточные мудрецы и их сравнения. Ключевая мысль была так рядом, но все-таки ухватить её не получалось.

- У этого озера не один приток, а множество, - продолжал Ахмед. - Тут и бурные реки и шумные ручьи и подземные источники. Только если ты до конца поймёшь все причины и их следствия, то сможешь осушить озеро навсегда.
- А как-же это сделать?
- Будем играть в вопросы? - хитро улыбаясь спросил старик. - Зачем, почему, когда, при каких обстоятельствах, с кем, где … - стал он перечислять на пальцах.
- А может не надо? Страшно как-то.
- Протесты принимаются, сахарная моя. Ты всегда можешь уйти и остаться с проблемой опять наедине. Хочешь, чтобы и дальше твоё эго тебя дурачило?

Мозг Танук заработал будто в реактивном модуле.

- Зачем? Потому что хочу вернуть себе контроль. - вырвалось у нее быстрее, чем она смогла это обстоятельно обдумать.
- А зачем тебе контроль? Что случится если его не будет? Это один из притоков, будем подниматься по нему вверх, пока не найдём первопричины.
- Без контроля мне страшно, я чувствую себя потерянной. Мне нужна система, нужно что-то во что я могу верить.
- Ну и верь, кто тебе не даёт. Зачем тебе при этом вести себя с самой собой как с рабой? Зачем себя хлестать плёткой за любое непослушание?

Танук опять покраснела от стыда. А ведь так оно и есть. Мазохистка просто, эдакая строгая мадам с прутиком. Зачем нужен контроль? Зачем?
- Попытайся вспомнить, когда ты испытывала схожее ранее. Когда ты чувствовала себя увереннее, если был контроль.
- Не могу! - всхлипнула Танук. - Не получается! Теоретически я понимаю, что от меня требуется, но не могу вспомнить ни одного случая.
- А откуда у тебя эта строгость и завышенная требовательность к себе? - не успокаивался старик.
- Не знаю! Ничего я не знаю! - с этими словами потекли первые слёзы по щекам, упали на блузку и Танук захотелось сжаться в комочек.

Ахмед подсел к девушке, обнял за плечи и тихо сказал:
- На сегодня думаю хватит. Ты итак уже многое поняла. Приходи через неделю.
Танук не пришла ни через неделю ни через месяц. Прошло полгода, прежде чем Танук вновь вошла в круглый будуар Ахмеда.

- Танук! О, как я рад, как я рад. Проходи, присаживайся. - обрадовался старик.
- Я тоже рада тебя видеть, хотя я так боялась этой встречи.
- А чего это так, дорогая? - удивился Ахмед.
- Мне казалось, что я иду к тебе как на экзамен. Ты дал мне задания и я должна была показать, что я справилась.
Ахмед заулыбался, видно было, что он с трудом сдерживает смех.
- А теперь?
- Теперь я поняла, что мне не нужно быть отличницей, можно просто жить и радоваться. Ты дал мне связку ключей и один за другим я открывала тайные уголки своей души. Зачем, спрашивала я себя, зачем я так поступаю? Зачем мне эта ситуация дана? Что я должна в ней понять? И отпускать контроль становилось все легче и легче. Как ни странно вместе с этим пропали и передания. Помнишь, ты рассказывал про озеро-проблему? Не думаю, что я осушила все озеро, я скорее поняла, что это не проблема. Это озеро — это я, моя душа. И надо просто сделать так, чтобы в него не поступала грязная вода. Тогда и душа будет чистой и спокойной.

Ахмед внимательно слушал и кивал в знак уважения.
- Но ты ведь пришла не только затем, чтобы рассказать мне о своих достижениях?
- Да, ты прав. Я не уверена в одном вопросе. Рвота это ведь защитная функция организма, если человек съел что-то не то, то его начинает тошнить. Это сигнал организма, что поступила неправильная пища. И если я эту функцию отключу совсем, не перейду ли я при этом дозволенного?
- О, у тебя появилось много мудрости.
- Только давай без сарказма, - огрызнулась Танук.
- Ай-яй-яй, ты зачем так? Я серьёзно тебя хвалю, у тебя прибавилось зрелости.

Танук потупила взгляд и чуть было вновь не испытала стыд, но вовремя поймала себя и просто улыбнулась.
- Прости Ахмед, что-то мне померещилось, - мягко сказала она.
- Ты абсолютно права, что нельзя подавлять рвоту или тошноту. Но ты должна чутко исследовать причины. Тебя тошнит потому что этот продукт и правда тебе не подходит или потому что ты считаешь, что съела что-то «неправильное»?
- Знаешь, у меня почти не осталось неправильных продуктов, запретных так сказать. Если мне этого очень хочется, то значит моему телу это сейчас очень нужно.
- Если очень хочется но нельзя, то значит можно? - рассмеялся Ахмед и Танук подхватила его весёлый смех.

- Если тебе плохо, то надо дать волю организму. Если ты съела это без мысли, что потом можно от этого избавится и если даже и не подумала о том, что тебе может быть плохо от съеденного, то вполне можно выпустить гадость наружу. Самое главное это то, что ты идёшь в правильном направлении: ты стала осознаннее относится к своему питанию. Ты не просто ешь, ты понимаешь, делаешь ты это из-за природного голода или от скуки, стресса или жалости к себе.

Комментариев нет:

Отправить комментарий