понедельник, 19 ноября 2012 г.

Смотритель – сказка для Дары


«Хозяйка! Сюда — сюда!» раздался голос в темноте и Мара увидела вдалеке отблеск света, к которому недолго думая и направилась. А что тут думать то? Как бы вы поступили, если вдруг оказались непонятно где и непонятно как, да ещё и в кромешной темноте. «Хозяйка или нет, главное там хоть светло», подумала Мара и ещё быстрее зашагала.


Темнота немного отступила и Мара смогла рассмотреть того, кто ее звал таким странным прозвищем. Длинный, сухощавый и немного долговязый старик, одет просто, балахон и холщовые штаны, ноги босые. Сначала он размахивал фонарём, чтобы Маре было легче видеть, куда идти и не оступится. Потом просто стоял и рассматривал пространство.


«Хозяйка!», восторженно воскликнул старец, когда Мара подошла совсем близко.
«Хозяйка? Хм, а ты тогда кто?», спросила Мара.
«Я Смотритель, ваша светлость», пробубнил старик и протянув фонарь повыше, зашлепал босыми ногами вперед.
«Смотритель чего? Где мы и куда идем?»
«Мы внутри вашего драгоценного тела и идем на осмотр.»

Маре ничего не оставалось делать, как шагать следом. Вокруг было мрачно, с высокого темного потолка свисали какие-то ошметки, пол был скользкий, а стены обшарпанные и на вид мокрые. «Неужели это мое тело?», ошарашено думала Мара.
«Да, хозяйка, все очень запущено», пробормотал Смотритель, будто прочитав мысли.
«А почему это так? Кто за это в ответе? Почему здесь никто не убирается?», возмутилась Мара.
«Эх, хозяюшка, не поспевают ваши слуги верные, слишком много мусора поступает.»

Мусор? Мара в шоке пыталась осмыслить услышанное. О чем он? Она очень правильно питается и всегда старается не испытывать негативных эмоций.
«Раньше с хозяевами было проще. Ели они только сырую пищу, коль разозлятся, так выпустят злобу наружу. А сейчас? Ох-охохонюшки … Вы-же даже детей так воспитываете уже: не кричи, не реви, не ори, не капризничай. А что-же делать то тогда со всем этим? Вот и висит это добро все здесь.»
«А при чем тут сыроедение?», спросила Мара. Недавно одна подруга расхваливала этот вид питания.
«А при том, свет очей наших. Сырые продукты ваш организьм прекрасно усваивает, а вот в варенных да жаренных нет уже энзимов для самопереваривания. Это мертвые продукты, витаминов в них уже тоже почти нет. И что делать с этими отбросами? Вот и откладываем и распихиваем куда можем.»

К этому времени старец проводил Мару через узкие тоннели, которые обзывал на своем наречии «селюлит».
«Вот и тут уже все полно, некуда девать шлаки.»
«А разве это от шлаков? Я думала это мне от мамы передалось», удивилась Мара.
«Ага, и от мамы и от папы, ваша пресветлость», немного ухмыльнувшись ответил он.
«Значит крема и гимнастика и массажи это все бред?»
«Ну крема то точно, а вот химнастикой и массашами шлаки с места можно сдвинуть. Только вот чтобы они еще вышли, это-же сколько труда то надо приложить.»

И тут они подошли к огромному скоплению чего-то бурого с серыми прожилками.
«Вы уж не гневайтесь, пришлось вот уж даже такое соорудить, чтобы куда-то ваши пирожки да пельмени складывать.»
«Раз это мусор, то почему же вы его не выводите?», обиделась Мара.
«Извольте, это сюда.» И они пошли опять узкими коридорами и проходами.
«Вот, о, светлейшая, прибыли.»
«Где это мы?»

Стены в этом тоннеле были не просто грязными, они покрылись коростой, толстым слоем. И тут и там можно было заметить маленьких человечков, которые пытались отшкрябать хоть немного,но все падало на пол и собиралось там кучками.
«Не могу поверить, что это все во мне», ужасалась Мара
«Почему это не убирают?», возмутилась она, ткнув ногой в близ лежащую кучку.
«Не поспеваем-с,» опустив голову ответил Смотритель. «Тут ведь масса вон какая, чего-же вы милейшая только уже не затолкали в себя.»

Они прошли еще немного дальше и Маре стало дурно, голова кружилось, слегка подташнивало. Запахи тут были невыносимые, пахло гнилью и тухлятиной.
«Да, барыня, так и есть. Гниет тут много чего, и мясо и рыба. Ну не предназначен людской кишечник для такого. Слишком длинный он, вот и тухнет тут все. Плюс животинка то когда растет, то ее пичкают антибиотихами всякими, это нас очень ослабляет. Ну и нельзя забывать про поток эмоций. Сколько адреналина в последнее время в мясце! Их же огромными стадами взаперти да вплотную друг к дружке держат, вот и звереют они. А когда на бойню их ведут, вы хоть себе представляете, какой страх они испытывают? Или хотите сказать, скотина не умеет боятся? Это ведь все на хлеточном уровне сохраняется и потом нам передается. Вот и трясемся тоже все потом. Кто от ярости, кто от страха.»

Мара прикрыла ладонью рот и нос, так запах казался менее едким.
«И что же делать?» спросила она.
«Чистить, хозяюшка, чистить. Поголодать можно денек другой, можно на соках, если уж совсем голод невмоготу. Травы есть специальные, лекарей поспрашивайте.»
«А от этого та бурая гадость тоже уйдет?»
«Может и уйдет, а может и нет. Не могу сказать точно-с. Но этим вы уж нам точно поможете. Только вы после чисток то, не кидайте уж нового мусора, ладно?»

Мара кивнула, но тут голова стала кружится еще сильнее и она потеряла сознание. Очнулась в своей кровати, сил ни на что нет, тяжесть с утра как всегда свинцовая. Эх, видимо прав Смотритель, пора от балласта ненужного освобождаться ...

Комментариев нет:

Отправить комментарий