воскресенье, 26 августа 2012 г.

Ярость и гнев


„Самомнение, самолюбие, завышенная самооценка – вот частая причина обидчивости и гнева. Другая причина гнева – зависть к чужому добру или достижениям.“

Опять не то, прочитав я закрыла еще одну страничку в интернете. В последнее время у меня участились приступы ярости. В целом стала какой-то раздраженной и злобной, самой противно просто становится. Надо бы с этим разобраться. Может ее на разговор вызвать? До сих пор я все с персонажами разговариваю сказочными, а почему бы не поговорить вот просто так?

Закрыв глаза я попыталась вызвать в себе чувство ярости и злости, именно то, что я чувствую, когда дочь пачкает вареньем пятую за день футболку. Не выходит, если вот так со стороны смотрю, мне только жалко свое чадо, что не получается у нее аккуратно. Ладненько, попробуем другую ситуацию. Сижу за компом, пытаюсь открыть какой-то файл, а он тормозит. А открыв его, не печатает. Ага, уже теплее, начинаю закипать.


И тут перед внутренним взором предстала моя серебристая волчица, мой личный помощник. Обычно я ее вижу спокойной, мудрое такое выражение, а тут клыки скалит в ярости.

- Здравствуй, ты чего это?
- Ну так ведь ты хотела поговорить с яростью, вот я и пришла.
- Нет, это не то. Когда я тебя так вижу, мне кажется, что ты защищаешься от чего-то.
- А ты разве нет?

Над этим стоит призадуматься. От чего я могу защищаться? Разве что от переутомления, да только глупо как-то выходит. Я набираю дел как собака блох, потом не справляюсь, устаю и злюсь на других. Может быть, может быть.

- По крайней мере это уже больше, чем то, что я в инете накопала. Там вообще бред на мой взгляд.
- Ты о чем?
- Не думаю, что моя самооценка завышена. Скорее даже иногда наоборот занижена. Да и о зависти не может быть речи.
- Почему нет? Может быть ты детям завидуешь? Им то ведь делать ничего не надо?
- Не знаю, может быть и это, но сердце мое чует, что здесь что-то еще.

Мысль с переутомлением была очень близка к разгадке. Может к ней с другой стороный подступится? Итак, если я буду строить меньше планов и ставить планку пониже, то может быть буду меньше уставать и тогда я буду более терпеливой.

- Вот оно! Терпения мне не хватает, а не доброты!
- Что-то я за тобой опять не поспеваю.
- Каждому смертельному греху противопостовляется добродетель. Противоположность гневу согласно католицизму доброта. Мне это сразу показалось чушью. Уж чего-чего, а доброты во мне предостаточно, т. е. мне кажется, достаточно, чтобы не было бы места злости.
- Ух как ты завернула. Сразу доброй стала, прямо белая и пушистая.
- А что? Во мне нет намереной злобы, я всегда готова помочь окружающим …
- Ну ладно, верю, - ухмыльнулась волчица. - Что дальше то?
- Терпение — вот кажется ключ. Мне не хватает терпения.
- А зачем вообще что-то терпеть?

Хотела было объяснить, что терпение не имеет ничего общего со словом терпеть, но корень то один, значит что-то тут есть. Терпеливость, терпимость … Может что еще словарь подскажет. Нет ничего умного болше на ум не приходит. Терпеть я могу в принципе только в одном случае, если знаю, что через какое-то время смогу все-таки это сделать. Можно потерпеть, если очень надо поговорить и человек тебе говорит, давай поговорим через часа два. Или чувство голода можно перетерпеть, потому что знаешь, что скоро будет обед. Ну а если это целебное голодание, то есть хотя-бы смысл. В случае с детьми, смысл в том, чтобы они выросли людьми умеющими жить счастливо. А срок около десяти-пятнадцати лет, да и потом наверное будут меня доводить до белого каления.

Нет, что-то я далеко в дебри забралась, вернусь-ка я назад. Итак, мне не хватает с детьми терпения и поэтому я иногда бушую как буря. Что именно я должна была бы терпеть? Что они делают так как я попросила, что испытывают границы вновь и вновь, проверяют, что будет, а если мы вот так поступим. Ага, уже яснее. Если мои дети испытатели, то я наверное ученный, заведующий данным экспериментом. Значит надо и вести себя согласно своей роли. Ура, нашла один рычаг! Детям необходимо узнавать, что так нельзя, что всему есть свой предел, так можно ведь об этом им сообщить и спокойно, с наблюдательской точки зрения, так сказать. Звучит хорошо, но в груди щемит сомнение, еще не совсем то.

- Может стоит вернуться к самому началу? - волчица уже легла на пол и выжидательно смотрела на меня.
- А с чего разговор то начали? - спохватилась я.

Волчица приподняла морду и оскалила клыки. Правильно, ярость это защита. У меня похоже от переутомления. Надо меньше уставать. Так, потом на доброту перешли и терпение. Меня не покидает чувство, будто я все на поверхности барахтаюсь, а поглубже никак не занырну. А страшно то как! Что там в глубине может твориться, жутко даже представить.

Я наклонилась и заглянула в эту глубь, тут же отшарахнулась в сторону.

- Именно это я имела в виду, когда ухмылялась над тобой, что ты такая мол добрая, - размерено сказала волчица.
- Что это? И кто это?
- Это твое прошлое и твои призраки прошлого. Но только тебе кажется, что это ты. Что весь этот мусор в тебе и есть ты. Все обидные слова, все обиды причиненные тебе всеми кому не лень, все то бессилие от того, что ты маленькая и не можешь это изменить. Добавь к этому весь тот страх, что ты испытала в детстве, ну и стыд тоже.

В голове шумело, во рту стало сухо, на языке стальной привкус. Сразу же захотелось ощетиниться и рявкнуть, чтобы она замолчала. Не хочу вспоминать все то, что было, не хочу, слишком больно и обидно. Слезы потекли по щекам.

- За что? За что мне это? Почему они так поступали со мной? Что я им такого сделала? - шептала я, уходя в себя.
- Неправивильные вопросы. Ты думаешь все те люди, намерено тебе причиняли боль? Нет, они тоже не злые, они тоже добрые, белые и пушистые. Но они тоже защищались. Вот тот мальчик, что говорил всякие пакости тебе, помнишь, он ведь хотел с тобой дружить, а ты не захотела, не восприняла всерьез. Ты его тоже задела своим высказыванием, что он такой маленький ростом. Он защищался и так уж вышло, что он на тебе свою озлобленность выместил.

Мне не хотелось слушать, хотелось сжаться клубочком и просто тихо плакать или рыдать, это уж как выйдет.

- Самобичевание и самосожаление — не тот путь. - ворвалась волчица в мое сознание. - Не уходи, нам есть о чем поговорить. Да, там страшно и там больно, но ты ведь сама знаешь, что со страхом надо бороться. Пойдем со мной, пойдем!

И я встала на ватные ноги и пошла за волчицей. Мы шли длинным коридором со множеством дверей. Открыв первые двери, мы увидели маленькую девочку, которая боялась, что об «этом» узнают все. И что они скажут, и что подумает мама, и как будет дальше? Все эти вопросы крутились у нее в голове и она не знала что делать.

- Подойди к ней и обними ее крепко крепко. Дай ей понять, что ты ее любишь, что она не виновата ни в чем, ведь она еще такая маленькая. Как может что-то что, что сделала такая невинная душа, быть правильным или неправильным? И вообще кто установил, что правильно, а что нет?

Девочке было лет пять-шесть, крупная, сбитая такая, сразу видно, сдачи даст еще как. Но вот обиды все равно доходили до души и сидели там как занозы. Я взяла девочку на руки, мы пошли к ней в спальню. Она обхватила меня своими ножками и ручками и уткнувшись мне в плечо тихо плакала. Я гладила ее по голове и по спине, тихо шептала, что все будет хорошо, что она самая умненькая и славненькая на свете. Вскоре плач сменился на ровное дыхание, девчушка уснула. Я осторожно положила ее к кровать, укрыла ее теплым одеялом и подсунула ей мягкую игрушку под бок.

Мы вновь стояли в коридоре, впереди было еще много дверей.

- Неужели придется их все открыть? - в отчаянии проговорила я.
- Да, но я всегда буду рядом с тобой. Теперь ты понимаешь почему ты бываешь часто раздражительной?
- Кажется начинаю. Дело не совсем в том, что мне не хватает терпения или что я слишком устаю. У меня внутри все время какое-то напряжение, мне сложно расслабится. Кажется, что стоит мне только дать слабинку и все, меня обязательно растопчут. - я тяжело вздохнула. - Просто не могла себе представить, что во мне так много непрощенных обид. А боли то сколько!
- Огромная коллекция. Как думаешь, может пора от нее избавиться? - игриво спросила волчица.
- Подходящего момента все-равно никогда не будет, правильно? Все равно будет казаться, что еще не время, да? - вспомнила я из какого-то курса.
- Совершенно верно.

За следующей дверью нас ожидал мальчик, смеявшийся над полными ножками девочки в раздевалке. И эту малышку я взяла на руки и прижала к себе. Мол, не слушай этого глупого, посмотри, он и сам весь кругленький. Девочка улыбнулась мне и мне стало сразу на душе так легко и радостно. Таких эпизодов было не мало, мы шагали от двери к двери и мне все хотелось попросить передышки, но побеждало любопытство. Кажется я вошла в роль исследователя-ученного, а что у нас тут еще...

И тут за очередной дверью я увидела себя. Да именно себя, уже не девочка и даже не подросток, а именно женщина. В глазах злость и обида, боль и отчаяние. Я вопросительно посмотрела на волчицу.

- Что это значит? Почему мы здесь на моей кухне?
- Сделай то-же, что ты делала до сих пор. Просто обними и дай понять, что ты ее любишь.
- Но это уже попахивает шизофренией и раздвоением личности, - возразила я.
- Просто сделай!

Как ни странно вторая "Я" ничуть мне не удивилась, а я подошла и крепко ее обняла. Я люблю тебя, ты мне самый дорогой человек. Чтобы ни было, я всегда буду с тобой вместе. Я гладила ее (т. е. выходит сама себя, нет, об этом лучше не думать, а то с ума можно точно сойти) по спине и по волосам, прижимала к себе и нежно раскачивала. Что-то даже кажется шептала похожее на «Все будет хорошо». Через солнечное сплетение шел горячий поток энергии, у меня такое бывает, но тут я не беспокоилась и не спешила перекрывать поток. Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ! Я — ЛЮБЛЮ — ТЕБЯ! Повторяла я вновь и вновь.

В голове крутились образы отца и матери, брат подковыривающий меня. Да, мне досталось недостаточно любви в детстве, с вами я в другой раз пообщаюсь. Вот почему я иногда не могу дарить нежность и ласку детям и мужу, мне ее недодали. Но выход есть! Ведь я сама отличный источник, я сама могу дать любовь себе. Любить себя такой, какая я есть. Любить свои изъяны и своих тараканов, принимать свои срывы и не винить себя за это. И любить свое тело, да вот главное — любить свое тело. Оно не соответствует чужим меркам, но оно мое и оно чудесно по своему.

Я ЛЮБЛЮ СЕБЯ! Как-же долго мне потребовалось, чтобы понять смысл этих слов! О моя серебрянная волчица, как я благодарна тебе за это путешествие! Но я не прощаюсь, я знаю, что мы увидимся очень скоро, мне еще так много нужно понять.

2 комментария:

  1. Здравствуйте, Кристина! Отличная сказка!!! Очень актуальную тему подняли! Своеобразный перепросмотр... Но меня в подобных медитациях конкретно уводит в сон))) Кристина, хотела бы отправить вам письмо на эл.почту, но не смогла ее здесь найти. "Та самая Лера"

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Привет Лера, прости что отвечаю только сегодня, как-то не заметила, что есть в блоггере еще и в другом месте коменты. Мое мыло kristja52@gmail.com - пиши, буду очень рада.

      Удалить