воскресенье, 2 сентября 2012 г.

Ангел по имени Джени



Очнулась я оттого, что мне было невероятно холодно. Вся мокрая, что-то липкое стекало по мне, кровь что-ли, попыталась понять, где я и тут накатила такая боль, что я чуть вновь не потеряла сознание. Меня буквально трясло, мерзла как никогда и медленно востанавливалась картина произошедшего. Вокруг меня искореженая машина, т. е. выходит я в ней внутри, авария похоже, в голове шум, все тело как в тиски зажато. И тут в щель между этой грудой метала протискивается маленькая рука. В ладошке сжат какой-то амулет, плохо соображаю, его прижимают мне к груди, я чувствую тепло и снова проваливаюсь в темноту.
Когда я вновь прихожу в себя вокруг пикают и шумят какие-то аппараты, запах стерильной чистоты, больница наверное, подбегает медсестра, проверяет аппаратуру, делает какие-то записки в журнале. Чувствую себя очень уставшей, все тело ватное. Глаза норовят закрыться, но мне слишком любопытно, что-же со мной произошло.


Медсестра выходит и только тут я вижу на стуле рядом с окном девушку. Она подходит ко мне, наклоняется и заглядывает в глаза. Из под платья выскакивает амулет на цепочке и я заворожено смотрю на золотистого ангела на розовом фоне. Мои руки сами по себе тянутся к нему, от него исходит тепло, то тепло которое, как я уверена, спасло мне жизнь.

- Кто вы? - слабым голосом спрашиваю я.
- А разве это так важно? Ты помнишь амулет?
- Да, мне было там так холодно и он меня согрел.
- Тогда возьми его себе, - говорит девушка и снимает цепочку с шеи.

Наверное в моих глазах столько вопросов, что она сама начинает рассказывать.

- Перед тобой на дороге ехал трактор с огромной сеносушилкой, знаешь эдакие махины, чтобы сено ворошить. Машина сзади тебя не расчитала расстояния и вьехала. Таким образом тебя натолкнуло просто на штыри и твою машину сплющило. Была опасно повреждена сонная артерия, пожарники вырезали тебя из этого металолома.
- А ты была там? - смело перехожу я на ты, почему-то понятно, что можно.
- Да, я в команде спасателей. И я тебе скажу, в моей смене еще нико не умирал. У меня всегда приказы сверху.
- Откуда сверху? - удивляюсь я.

Девушка улыбается в ответ, сжимает амулет в моей ладони и мне вдруг очень хочется спать. Просыпаюсь и вспоминаю разговор с девушкой. Может почудилось, да нет, в руке амулет. И тут она входит в палату, одета в этот раз в юбку и блузку.

- Тебе уже лучше?
- Да, намного, в голове ясность появилась хоть чуть-чуть.
- Врачи себе голову ломают, как ты вообще живая осталась. Не понимают они, что не пришло еще твое время.
- О чем ты?
- Меня Твой Ангел послал, ему виднее. Рано еще, тебе еще многое предстоит узнать и увидеть, твоя жизнь еще только начинается.
- Ангел? - ошарашено смотрю я на девушку и мне хочется поверить в то, что она сумасшедшая, что просто сбежала из отдела психбольных, но амулет в руке греет меня, согревает и побеждает любознательность.

- А кто мой Ангел? Ты с ним лично знакома?
- У тебя их много, они все за тобой присматривают.
- Почему-то я думала, что у каждого должен быть один ангел-хранитель.
- Ну есть один главный, понятное дело, но в целом Небесная Канцлярия безгранична. Одни тебя защищают, другие здоровье берегут и востанавливают, третьи желания исполняют. Есть еще и ангелы для сновидений, ну и для спасаний.

Хочется хорошенько встряхнуть головой, чтобы информацию услышаную утрясти хоть как-то, но резкие движения причиняют опять боль.

- Как тебя зовут? - пытаюсь отвлечься от темы.
- Джени.
- Можно чуточку помедленнее? А то у меня в голове полный сумбур. Мне как-то сложно ни с того ни с сего поверить в ангелов и какую-то там Небесную Канцлярию.
- А тебе и не надо в это верить. Это как с микроволновой печкой, там тоже надо просто поставить еду, нажать на кнопочку и через минуты две еда будет горячей. Веришь ты в микроволновые лучи или нет — все равно они разогреют еду.

Что-то такое я уже слышала и про позитивное мышление и про исполнение желаний. Мол надо только загадать и верить, что все сбудется.

- Мне все-таки хотелось бы хотя-бы усвоить то, что ты сказала до этого. Кто решает, когда пора, а когда нет? Почему ты сказала, что мне еще рано?
- Этого я не знаю. Те сверху дают нам команду и мы спасаем.
- Ты что, тоже ангел? - в смятении спрашиваю я.
- Да, а что? Тебе крылья обязательно нужны, чтобы ты поверила, что я ангел? Зачем они мне тут на земле? - мягко объясняет она.

В ее глазах столько доброты и терпения, что хочется в них утонуть. Она убирает со лба прядь волос и вновь улыбается этой нежной и такой приятной улыбкой.

- Ладно, ангел или не ангел, с этим потом разберемся. - мне все еще трудно свыкнуться с мыслью о существовании потусторонних сил. - Почему тогда так много молодых людей погибает? Вы что не справляетесь с объемом работы?
- Нет, - грустно отвечает она. - Не в этом дело, значит просто их время пришло, значит они пришли сюда, чтобы другие чему-то научились благодаря их смерти.
- Не нравится мне это, - бурчу я.
- Нравится или нет, это так. И в отличии от микроволновых лучей ты не можешь отказаться от жизни. Вернее можешь, но ты свой выбор уже сделала.

А вот и нет, ничего я не выбирала. Мои родители захотели ребенка, дело это нехитрое, раз-два и готово. Видимо мои мысли написаны на лбу, Джени качает головой.

- Если ты не помнишь своего выбора, это не значит, что ты не выбирала. Твоя душа выбрала где и когда воплотиться и у каких родителей.

Вот это да! Мюнхаузен любил говорить: Я был ошеломлен. Так вот я тоже была просто ошеломлена. С этой точки зрения я никогда не смотрела на все это.

- Ну допустим ты ангел, - попыталась я смириться с тем, что мой мозг все еще отвергал. - И ты не одна, вас много. Чем другие занимаются-то?
- Как я уже говорила, у каждого свои задания. Одни защищают, другие здоровье поддерживают, ну или сны шлют и желания выполняют.
- Не может такого быть! - возразила я. - Почему тогда столько людей болеют или плохо спят? И уж сколько у меня невыполненных желаний, так это вообще вы выходит отлыниваете от работы, что-ли?

Джени слегка нахмурилась, не понравилось ей, что вот так на нее напирают. Но в тот-же миг лицо смягчилось и на губах вновь заиграла улыбка.

- Есть одна тонкость: после совершеннолетия мы не имеем права самостоятельно вмешиваться в жизнь человека. Только если нас просят, мы делаем.- терпеливо объяснила она.
- А до 18 что? - парировала я?
- Не до 18, а до совершеннолетия. Это разные вещи. С детьми у нас прямая связь, все их желания исполняются без просьб, потому что дети не могут осознанно их выражать. Младенец не может сказать «Хочу пить» и даже пятилетний ребенок не может понять, что ему сейчас хочется именно поцелуйчиков в животик.
- Ну с желаниями понятно. А сны им тоже просто-так шлете хорошие?
- Сны не бывают хорошими или плохими. Сны это просто переводчик сознания.

Как же я еще все-таки плохо себя чувствую. Усталость вновь начала накатывать на меня. Ну еще с детьми разберемся и потом отдохну.

- И почему тогда дети тоже болеют? - спросила я.
- Это по большей части для родителей. - ответила Джени. - Родители часто чрезмерно боятся за своих детишек, вот и посылается им испытание, чтобы поведение свое изменили. Одни урок усваивают и борятся со страхом, там и дети реже болеют. Другие еще больше паникуют, тем домашнее задание будет даваться до тех пор, пока не поймут.
- Извини, я ужасно устала, но мне очень хочется с тобой поговорить еще.
- Отдыхай и ни о чем не беспокойся, мы скоро увидимся вновь.

Однако проходили день за днем и Джени не появлялась. Как-то раз я спросила медсестру о ней, та только плечами пожала, мол не знаю я никакой Джени. Мне уже разрешали выходить в парк и я сидела под яблоней.

- Привет, прости, что я к тебе не заходила. Так надо было.

Мое сердце радостно екнуло. Джени! Те-же добрые глаза, та-же милая улыбка. Я понимала, что не стоит спрашивать, где она была. Она села рядом со мной.
- Мне бы очень хотелось понять, все то, что ты говорила в прошлый раз. - весело выпалила я.
- Что именно тебя интересует? - с той-же мягкостью в голосе спросила она.
- Мы про разные виды ангелов говорили, помнишь?
- Да, только слово «виды» как-то коробит слух.
- Извини, я не хотела. - но видно было, что Джени не обижается. - Раскажи мне про вас больше, пожалуйста. Раскажи мне про тех, кто о здоровье заботится.

Джени задумалась. Было такое впечатление, будто она совещается с кем-то невидимым.
- Хорошо, я объясню. Каждый человек может улучшить свое здоровье с помощью своих ангелов. Нужно просто отдать заявление в Небесную Канцлярию.
- А как это? И где она эта Канцлярия?
- Там, - показала в небо улыбающася Джени.
- Не понимаю. И как-же мне до них достучаться? - недоумевала я.
- А и не надо стучать. У нас вообще все просто, мы заявления принимаем в любой форме. Хоть в картинках, хоть на бланке с печатью собственноручного изготовления, хоть просто устно или мысленно.

Видимо на лице моем было написано все-тоже непонимание. Джени обняла меня за плечи и вкрадчиво продолжила.

- Скажу тебе по секрету: канал связи чище всего утром и вечером. Вот у тебя сейчас, что-нибудь болит?
- Да, нога еще сильно ноет. В машине ее сильно сдавило тогда.
- Отлчиный полигон для испытаний, - подвела итог Джени. - Сегодня вечером пожелай себе, чтобы нога болела меньше или не болела совсем.
- Так я уж как желаю этого, поверь мне!
- А вот и не поверю, - дерзко вздернула носик она. - Ты ведь как желаешь, ой, пусть она больше не болит или ой, как мне больно то! А надо так: Эй, вы там наверху! Сделайте так, чтобы нога восстановилась.
- Прямо так «Эй, вы там наверху»? - удивилась я.
- Не обязательно. Но они юмор прекрасно понимают.
- А почему мне просить надо? Почему вы сами не лечите?
- Мы не имеем право вмешиваться. Об этом я уже говорила или ты забыла?

Если все так просто, то жизнь станет просто лучезарной, подумала я. Это ведь значит никогда больше не будет ничего болеть и ныть. Голова кружится просто от таких возможностей.

- А как насчет желаний? Тоже просто обратиться надо к вам? - расспрашивала я дальше.
- Да, обращаться туда-же. Только тут не все так просто. Надо во-первых свое желание конкретно выражать. Не просто «хочу денег», а сумму какую тебе надо и для каких целей. Во-вторых, мы хоть и ангелы, но все-таки вселенная должна еще повернуться так, чтобы желание могло выполнится. Иногда нужно подождать, пока появится подходящий человек или подходящая возможность.

В волнении я даже встала и начала ходить взад-вперед. Вот это да! Неужели все так просто? Захотелось, пожелала, получайте и расписывайтесь.

- А сны? Сны тоже заказывать надо? Мне иногда такая чушь приснится!
- Только если ты не понимаешь смысла, не надо называть это сразу чушью. - одернула меня Джени. - Можно попросить ангелов, чтобы прислали сон о чем-то конкретном, о поездке к горы например или знакомстве хорошем. А можно и вопрос на ночь задать, утром ответ в сне поискать.
- Но почему опять искать?
- А тебе надо, чтобы все на готовое? - улыбнулась Джени.
- Но я просто не знаю, что эти сны могут значить.
- А ты с ними поговори! - предложила Джени. - Всех персонажей и все предметы поспрашивай «Зачем ты в моем сне?». Подсознание не знает иного языка, оно может только картинками с нами разговаривать. Своего рода шифр, если хочешь

Разворачивающаяся предо мной перспектива нравилась мне все больше и больше.

- Последний вопрос: Почему у ангелов с людьми контакт такой слабый? - мне хотелось допытаться до истины. Раз все так просто, почему об этом не знают все? Почему только мне такое рассказывает Джени?
- В стародавние времена все люди верили в ангелов и постоянно обращались к нам за советом или за помощью, - с налетом грусти в голосе ответила девушка рядом со мной. Если бы она мне не сказала, что она ангел, я бы приняла ее за нормального человека.
- А что случилось потом? Почему мы перестали верить в вашу силу?
- Никто не знает толком. Но люди склонны быть самонадеянными. И я же говорю, нам нельзя вмешиватья, если нас не просят.

Джени смотрела вдаль, на лице вновь радость такая, что все-таки я наверное бы заподозрила в ней что-то небесно-ангельское, даже если бы она не сказала мне ничего о себе. О таких как раз говорят «Прямо как ангел».

- А можно сделать так, чтобы люди вновь стали в вас верить больше? - не унималась я.
- Конечно, - вставая сказала Джени. - Прости, мне пора идти. Но ты можешь всем рассказывать о том, что мы с тобой обсуждали. Чем больше людей узнают правду, тем больше людей может быть поверят вновь в нас. И мир станет добрее.

На прощание мы крепко обнялись. Джени легкой походкой, будто даже земли не касаясь, удалялась из виду. Да, я очень хочу, чтобы люди узнали про ангелов и нашли в себе веру в них и мир станет может быть правда чуточку добрее...

Комментариев нет:

Отправить комментарий