четверг, 18 октября 2012 г.

Предыдущие инкарнации


... или моё путешествие по подвалу жизней. Благодарю Татьяну за такую отличную технику.

Перед до мной каменная замшелая лестница вниз, кажется что она бесконечно опускается все глубже и глубже, ее конец теряется в темноте. Почему тут так темно и сыро, что за глупости? Это ведь мой спуск! И тут же на стенах загораются тысячи свечей, ступени становятся мраморными и чистыми. Стены будто расходятся в стороны, а потолок ввысь. Теперь это настоящее королевское подземелье. Вот так уже намного лучше.

Последняя ступенька, двери, а за ними длинный коридор. Это что за безобразие? Такой вход и такое убожество, да это какие-то катакомбы. Ну-ка, быстренько навели тут порядок! В мгновение ока всё вокруг превращается в великолепные палаты. Стены между дверьми завешены дорогими гобеленами и парчой с бархатом. Несчётное количество подсвечников придаёт Но двери все остаются разные, одни высокие и статные, другие низкие и незаметные.


Мне хочется открыть первую дверь слева, мне кажется, что там тот, кто больше всех влияет на мою жизнь сейчас. А взор тянется к правой стороне, там вон та дверь тоже зовёт меня к себе. Однако веря в то, что нужно поддаваться первому порыву души, открываю тяжёлую дубовую дверь.

И тут опять все бедненько да как в темнице. Что-же это такое, а? Хлопаю в ладоши, быстро сделайте тут уют. И вот я уже стою в роскошном будуаре. Но тут картинка начинает съёживаться и подрагивать и я опять в каменной душегубке. На низких нарах сидит красивая девушка и улыбается мне.

«Это помещение тебе не подвластно, да и мне тоже. Мы ведь с тобой не единственные воплощения нашей души.» - говорит она певучим голосом.
«Сядь со мной, у меня давно не было никого, кто со мной бы поговорил. Не задавай вопросов вслух, я все ответы сама тебе дам. Просто послушай мою историю.»

На запястьях у девушки я замечаю красные рубцы, а когда она перекидывает ногу на ногу, то вижу и на лодыжках такие-же отпечатки. Юбка на ней красивая, пышная и цветастая. Не такая как у цыганок, но тоже радует глаз. Кофточка с открытыми плечами и корсет под грудью. Глаза очень выразительные, волосы длинные тёмные. В целом очень красивая, просто загляденье.

«Могла бы тебе сказать моё имя, да что оно тебе даст. Можешь меня прозвать танцовщицей. Ей я и была в то далёкое время, когда мои ноги ступали по земле. Родилась я в очень бедной семье, много детей моя мать родила, да все-равно оставалась всем милой и приятной. Она была весёлой, но не хохотушкой, а спокойной и нежной. Мать очень любила танцевать, от нее и мы все научились, как только ходить начали. Мы танцевали все танцы подряд, бывало и фламенко вытанцовывали, но больше всего мама любила танго. Папа страстно любил маму, они были очень красивой парой.

Нередко после скромного ужина мы все выходили во двор, дедушка доставал свой аккордеон и вот уже вся улица присоединялась к нашему веселью. Но танго, танго заставляло замереть всех и смотреть на моих родителей. Они были бесподобны! На одном из таких вечеров я познакомилась ближе с нашим соседом через дорогу. Какой это был парень, скажу я тебе! Сколько страсти и нежности, сколько мужественности! Мне не надо было прислушиваться к его жестам и его телу, он мог вести меня в танце просто так. Будто бы наши души танцевали, а не мы.

Но однажды во время такого вот вечернего веселья во двор заехала дорогая повозка. Очень богато одетому мужчине надо было срочно поправить подкову лошади, а мой отец был в этом деле мастер. Буквально пару минут спустя гость был забыт, все продолжали танцевать. Он стоял в сторонке и внимательно смотрел на меня. В своей красоте я была уверена и привыкла к тому, что меня разглядывают. Все парни на улице уже знали, что я люблю только одного и им тут делать нечего.

Однако этот был другого сорта. На следующий день мне принесли огромный букет благородных цветов, который я отправила назад. Он не сдавался, присылал и украшения и наряды, я все отсылала назад. Мне никто не нужен был, как бы не был он богат. У меня было всё необходимое для жизни: любящая меня семья, милый моему сердцу человек и главное радость. Моя мать научила меня радоваться тому, что есть. Видеть красоту везде и закрывать глаза на то, чего не хватает.

Спустя примерно месяц этот богач пришёл вечером к моему отцу и попросил моей руки. Папа позвал меня и спросил, хочу ли я за этого господина замуж, я покачала головой. Это было чистой формальностью, у нас в доме не было секретов и все были в курсе обо мне и соседе. На следующий день я рассказала ему о визите богатого сеньора и вечером он уже пришёл свататься. Отец благословил нас и мы назначили свадьбу через месяц.

Богач говорят был в ярости. Его достоинству был нанесён ущерб, так он считал. Как могла какая-то простолюдинка отказаться от него такого влиятельного человека. Да ещё при этом ради кого? Ради какого-то простого «мучачо». Сначала его люди попытались поджечь дом нашего соседа, но ничего не вышло. Потом он стал присылать мне подарки ещё дороже. Теперь это были не побрякушки с рынка, это были диадемы и колье, стоимость одного из них обеспечила бы нам пропитание на всю жизнь. Но у меня была своя гордость, меня нельзя купить, да и душе было с соседом легко и весело.

Свадьбе однако было не суждено состоятся. Однажды, когда я ближе к вечеру возвращалась с поля, меня грубо схватили, заткнули рот кляпом и куда-то повезли. Богач стоял на высоком мосту, рядом был мой любимый, который еле держался на ногах, его избивали солдаты. Ярость, ненависть и жалость — вот что я испытывала в этот момент. Почему он не может смирится с тем, что мы счастливы и я не буду его женой. У меня уже есть наречённый.

Ты даже себе не представляешь, каково мне было. Руки и ноги были связаны, меня крепко держали и я не могла ничего поделать, хотя и вырывалась. Лицо милого мне человека было уже одним кровавым месивом, а моё лицо омывали горячие слезы. Богач поднял руку и солдаты прекратили издевательство. Он подошёл ко мне близко, вытер слезы и сказал, что в последний раз предлагает выйти я за него замуж. Мой сосед в муке поднял глаза и покачал головой, мол не делай этого.

На что я вздёрнула подбородок и сказала, что лучше умру, чем сделаю это. В глазах богача мелькнули бешеные искры и он выхватив у одного из солдат меч из ножен, вонзил его моему милому. С моих губ срывались крики, но это не остановило его. Мой сосед упал на колени и богач отсек ему одним ударом голову, которую пнул в реку. Туда-же он затем отправил окровавленное тело. Всё, всё кончено. Мне казалось, что когда жизнь моего любимого прервалась, у меня что-то оборвалось. У меня больше не было сил ни кричать, ни ругаться, ни просить, ни проклинать. Под мостом шумела бурная река и было такое чувство, что этот шум заполнил всю меня.

Их последних сил, я рванулась и те что держали меня не ожидали такого. Мне понадобился всего один прыжок влево. Моё тело разбилось о камни, а волны унесли его далеко от тех мест. Так моя красота сыграла со мной злую шутку и я вымолила у тех сверху, чтобы никому из моих последников это не передавалась. Однако из-за самоубийства, мне приходится быть в этом каменном затворении. Такова моя история.»

Мне тяжело было что-то сказать. Вот почему у меня никогда не было много поклонников. Вот почему мне так нравится танцевать, но я не могу обучится ни одном танцу. И было очень жалко именно богача, мне хотелось его просить. Ведь он просто слабый духом человек. И мне хотелось что-нибудь сделать для танцовщицы. Раз я не могу изменить ее темницу, то я сделаю ей выход отсюда. Да, именно так! В середине комнаты появилась маленькая дверь, мы вместе ее открыли и вышли в цветущий сад.

«Благодарю тебя», только и сказала танцовщица. А я каким-то образом вновь оказалась перед запертой входной дверью.


Комментариев нет:

Отправить комментарий