понедельник, 21 июля 2014 г.

В одной связке

Они бодро шагали по извилистой тропинке ведущей их все выше и выше. Высокая, крепко сложенная женщина с большим рюкзаком на спине и элегантная пума. Вчера женщина шагала еле переставляя ноги и ругала себя за слабость, сегодня походка была легкой и пружинистой. Тяжелая ноша на спине не тянула вниз, глаза будто выискивали далекую цель, а губы складывались в естественную улыбку.

- От тебя теперь исходит свет, - промурлыкала пума не поднимая головы.
- Свет? - удивилась женщина. - Может быть, может быть. Знаешь мне так легко стало на душе. Там внутри теперь так светло и уютно...
- Да, ты переработала много, - похвалила пума.
- Много это значит не все? - спросила женщина не переставая улыбаться.
- Проработаешь все, станешь просветленной и не жить тебе больше здесь. Когда ты сюда собиралась, ты хорошо продумала, что взять в багаж. Собирала ровно столько, сколько сможешь выдержать.
- Может быть, может быть, - весело пропела женщина.


А что именно у нее в багаже? Что она несет с собой? С какой целью ее душа пришла сюда? Раньше эти вопросы терзали и жужжали в голове как назойливые мухи, теперь все стало иначе. Цель всего этого путешествия отодвинулась на задний план, важнее стал сам путь. Идти то по тропинке то по широкой дороге, то по горам и перелазам, то по дремучим лесам и широким полям. Всякий раз с радостью и нежным трепетом от того, что испытываешь. Собирать сокровища и складывать их в рюкзак, который при этом как ни странно не становится тяжелее. Наверное потому что при этом что-то старое автоматически исчезало.

- Знаешь, я будто цвета стала видеть ярче, звуки четче слышу, запахи сильнее воспринимаю - поделилась женщина.
- Значит трансформация прошла успешно, - подытожила пума.
- Трансформация? - повторила женщина перекатывая слово на языке.
- Да, ты права, это была именно трансформация, я все та-же, но что-то во мне переплавилось во что-то другое. Могу теперь вдруг то, что раньше не получалось. Оставаться спокойной, например, когда кто-то в истерике или просто испытывает боль. Хотя наверное это одно и тоже, да?
Пума промолчала.
- А что именно изменилось? - спросила она наконец.

Женщина задумалась. Ну как это описать? Свет. Да, скорее всего свет. Он там был всегда, но будто шторы кто-то открыл. Или это она сама их открыла?
- Мне будет легче в этом разобраться, если я начну с того, что я получила в последние дни. Тепло, поддержку, нежность? Нет, все это, конечно, мне дали, но не в этом суть.
- А в чем суть? - спросила пума.
- Сложно подобрать слова. Я получила, нет я испытала чувство защищенности, безопасности. Я могла падать и знала, что меня подхватят. Нет, опять не так. Я падала и знала, что не упаду. Меня держали, обхватывали, обнимали, крепко и нежно, с такой любовью, что я теперь могу эту самую любовь давать окружающим.

Женщина сама удивилась сказанному. Неужели все так просто? Она знала, что не может дать того, чего у тебя самого нет. Нет у тебя любви, не дашь другим. Только она думала, что речь идет о любви к самому себе и честно старалась взрастить внутри себя уважение к себе. Уважение это, конечно, еще не любовь, но вроде бы в ту же самую сторону. Но это был труд, кондиционирование себя, постоянный контроль, обвинения себя в том, что вот тут опять поддалась чужим желаниям и вот здесь не смогла за себя постоять.

Женщина остановилась перед крутым подъемом, присмотрела выступы и начала карабкаться вверх. Связка прикрепленная к талии натянулась. Она обернулась, ее попутчик отстал, надо подтянуть.
- Отпусти, - тихо прошелестела пума юрко перепрыгнув с одного выступа на другой.
- Ты что, мы ведь вместе! Не могу я его бросить.
- Тебе никто не говорит, что ты должна кого-то бросать. Перестань тащить за собой.
- А разве я тащу? - удивилась женщина.
- А ты как думаешь?

Мда, наверное так и есть. Она ведь никогда не спрашивала, хочет ли он туда, куда идет она. «Я хочу туда! И либо ты со мной либо ты сам по себе. Точка.» Ну или немного помягче «Давай сделаем так.» Она никогда не спрашивала: «А как хочешь ты?» Мысли текли своим чередом, а руки ловко цеплялись за выступающие камни, ноги сами по себе находили впадины в камне и она поднималась все выше и выше.
- Но ведь я хотела как лучше! - наконец почти яростно выкрикнула она.
- Только не вздумай себя винить, - остановила ход ее мыслей мудрая пума.
- Винить? Хм, а ты права, - выдавила женщина из себя подтягивая тело еще чуть-чуть выше. - Но ведь я хотела как лучше...
- Да, мы все хотим как лучше. Только лучше для кого? Мы всегда думаем, что знаем лучше, что нужно другому. Только это опять-таки проявление контроля над другими.

Женщина слышала эти слова как в тумане, пот стекал со лба, в глазах темнело. И в тот момент когда она подумала, что уже не может больше, когда уже не осталось почти сил, она оказалась на вершине. Ух, какая красота! Горы раскинулись теперь у ее ног, она почувствовала себя богом смотрящим гордо на свои владения. И вдруг веревка на ее талии резко дернула ее к краю.

Ее спутник сорвался! А руку уже сами по себе ухватились за веревку, ноги сами по себе уперлись в землю и она стала тащить его наверх. Непонятно откуда силы взялись, но она наматывала виток за витком на карабин.
- Отпусти! - зарычала на нее пума, которая была до сих пор такая спокойная.
- Не могу! Он упадет и разобьется! - в панике закричала женщина и слезы навернулись на глаза. Она зацепилась ногой за выступающий из земли корень. Да, вот он выход! Быстро сделав петлю вокруг крепкого корня она в изнеможении упала на землю.

- И что мне теперь делать? - спросила женщина отдышавшись.
- Думаю, что ты сама знаешь, - ответила пума преданно заглядывая женщине в глаза. В глазах ее не осталось ни капли от той ярости.
- Отпустить? Отпустить хватку?
Женщина встала и посмотрела вниз. Спутник вовсе не находился в опасности, как она думала. Он карабкался вверх. Женщина развязала узел вокруг корня.
- Отпусти, - вновь прошелестела пума.
Женщина решительно посмотрела на пуму и потянулась к карабину. Она хотела было отстегнуть его, да не тут-то было!
- Лучше посмотри сколько метров веревки у тебя еще в мотке, - посоветовала пума.
- Метров? Да тут месяцы и годы! - улыбнулась женщина в ответ и отстегнув моток стала медленно разматывать веревку.

- Умница, - похвалила ее пума.
- Пума, это ты у меня умная! - рассмеялась женщина и потрепала ее по загривку.
- Ему этот опыт тоже нужен был. Да и тебе кстати тоже.
Опыт. Опять речь о багаже. А какой это опыт? Нет, не будем оценивать плохой или хороший. Любой опыт драгоценное богатство. Итак, для нее это было: каково это быть доминантной, властной, не терпящей ничего другого кроме ее собственных задумок. И каково это отпустить этот контроль. Научится доверять. Доверять вселенной, которая хочет самого лучшего. А для него? Каково это, когда над тобой кто-то стоит и решает все за тебя? Каково это, когда тобой манипулируют? И каково это, когда этот контроль исчезает? Как научится жить без постоянных указаний, куда жить?

Как непривычно без этой связки! Никто не натягивает ее и не надо ее натягивая подтягивать к себе спутника. Женщина сделала несколько шагов вперед, потом влево и назад вправо. Свобода. Ничто не стесняет движений. Иди, никто не держит. Женщина посмотрела через плечо.
- А как же он? Как же мы? Что тебе будет с этим «мы»? Я его бросила...
- Нет, не бросила. Отпустила. Между двумя партнерами должна быть крепкая связь. Лента любви. Если эта лента тонкая, она порвется, когда ты пойдешь вперед. Если она хоть и шелковая, но прочная, то она всего-лишь натянется потуже между вами.
- А если он не захочет идти за мной? - немного испугавшись спросила женщина.

Одиночество. Одиночество нежно обняло ее за плечи.
- Это иллюзия, - сказала пума ткнувшись мордой в руку женщины.
- Одиночество это иллюзия, - объяснила она. - Ты часть великого большого, как ты можешь быть одинока? С тобой всегда есть бог, есть высшие существа, есть другие люди. Ты ведь теперь можешь это чувствовать, потому что в груди твоей горит свет.
Женщина глубоко посмотрела пуме в глаза.
- Мне так хотелось бы идти с ним рядом.
- Рядом? Но до сих пор ты тащила его позади себя. Пусти его вперед, дай ему этот шанс. Возможно он пойдет другим путем, возможно он захочет обойти гору, не лезть на нее. Или может прокопает проход под горой. Или будет идти параллельно с твоей тропой, но так, что ты его не будешь видеть. Все это имеет право быть.

И тут карабин на связке щелкнул и открылся сам.
- Эта связка тебе не нужна, - успокоила ее пума. - Невидимая лента любви намного прочнее, чем этот аркан на шее.
Женщина сняла с себя все снаряжение, бросила его на землю и с легкостью зашагала вперед. Да, он имеет право идти своим путем. И оказывается так легко шагать вместе, но не связывая друг друга ничем.

2 комментария:

  1. Анонимный22 июля 2014 г., 9:28

    Кристина, моя мудрая Кристина... Местами у меня наворачивались слезы и по спине бежали мурашки.
    Вспомнила как падала несколтко лет назад с большой высоты спиной вниз на руки друзьям, проверяя свое доверие к миру
    Лена

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Нет, я не падала в буквальном смысле, это скорее было падение внутри. Когда весь твой внутренний мир рушится, но тебя поддерживают и ты в состоянии жить с этим.

      Удалить