четверг, 27 февраля 2014 г.

Заговор от лишнего веса


Что-то меня потянуло на тему "похудение". Видимо отрабатываю что-то очень важное...

Настя в нерешительности стояла перед дверьми. Может не стоит? Может все это мошенничество? Может лучше уйти и продолжать жить дальше как жила? Ну, уж нет! Надоело! Насте тоже хотелось быть стройной и красивой и она вспомнила свою подругу Светку. Вот с нее то все и началось.

На прошлой неделе они договорились посидеть в кафе, поболтать о том о сем. Светка ворвалась в кафе тайфуном, великолепная, прекрасная — все мужчины чуть шеи не повыворачивали. А она весело подбежала к столику, чмокнула Настю в щечку и села напротив. Настя смотрела во все глаза!

- Светка? Что это с тобой? Ты что влюбилась что-ли?
- Ага, и по уши!
- В кого?
- В себя!
- Это как?
- А вот так!
- Ты что похудела что-ли?
- Не-а, ни на грамм!

И рассказала Светка тогда Насте про бабку-ведунью. Мол, сложно пересказывать все детали, но после нее у Светки будто пелена с глаз спала.
- Жизнь прекрасна! Надо в это только верить! - щебетала Светка.
И вот Настя стоит и одергивает руку от звонка. Эх, была не была! Звонок был простой, видимо с советских времен еще остался, но двери открыли сразу, будто ждали именно этого звонка.

- Вы Настя? - спросила пожилая женщина в строгом платье с белым кружевным воротничком? - Проходите, - сказала она не дожидаясь ответа.
Мда, похоже правда не стоило приходить, подумала Настя. Обыкновенная квартира, обыкновенный интерьер, обыкновенная сухонькая старушка, хотя и очень ухоженная.  Женщина усадила Настю в кресло, села напротив и налила обоим чаю.

- Чем могу быть полезна? - спросила хозяйка.
- Мне ваш телефон подруга дала, Светлана Котькина... - начала было Настя.
- А, Светочка! Ну и как она? Как у нее дела? Да, и не важно это. Тебе то чем помочь?
Настя опустила глаза и медлила с ответом.
- Мне бы заговор от лишнего веса, да только я не знаю, что-то вы не похожи на цыганку или потомственную ведунью.
Женщина улыбнулась.
- Да, похоже тебе надо антураж подходящий. Будет, не вопрос, сейчас устроим. Мне в глаза посмотри, а потом в чашку с чаем гляди, да глаз не отрывай, пока не скажу.

Настя сделала как было сказано и будто в омут с головой, все расплылось, а когда к ее руке кто-то прикоснулся и она подняла глаза, то ахнула от удивления. Не было ни квартиры ни ухоженной женщины напротив. Настя сидела на деревянной лавке у грубого деревянного стола в деревенской избе. Под потолком висели пучки трав, на русской печи кот сидел черный, глаза как угольки сверкают.

А напротив Насти сидела бабулечка в платочке ситцевом.
- Ну, Настенька рассказывай, чем Бабка Федотья тебе помочь может.
- Ой, так это вы? - удивилась Настя. - А как это...
- Не спрашивай, не спрашивай, чайку лучше еще попей. Да разговор начинай.
Настя сделала еще глоток душистого чая и попыталась собраться с мыслями.
- Баб Федя, мне бы заговор от лишнего веса, - сказала она и удивилась тому, как она просто вошла в роль. Даже «Баб Федя» звучало абсолютно естественно.

- Заговор говоришь? А зачем он тебе? Ты и так ведь не тучная.
- Да, ладно вам приукрашивать, - отмахнулась Настя.
- А ну-ка девуленька, встань-ка ровненько, да посмотри-ка в окошко, - попросила старушка. Затем она провела руками над головой, возле груди и за спиной.
- Батюшки свет, да у тебя-же порча!
- Порча? А кто ее навел?
- Сама ты и навела, милая. Ну, это ничего мы сейчас быстренько ее снимем. Садись.

Старушка достала блюдо, налила в него что-то из небольшого пузырька.
- Смотри на воду, смотри и слушай, - почти приказала она Насте.
- Ангелы святые, помогите-спасите, - запричитала полушепотом старушка водя над блюдом руками. Девицу красную Настю на путь истинный наставьте. Наваждение снимите, одержимость растворите, в воде чистой распустите...
Дальше Настя не расслышала, она как завороженная смотрела в блюдо и очнулась только, когда старушка мокрой рукой протерла ей лоб и громко провозгласила:
- Сгинь наваждение! Сгинь!

Настя почувствовала такое тепло в груди, что хотелось плакать и смеятся одновременно.
- Ну вот и все, душенька. Пойдем к зеркалу, оно вон тама за пологом.
Мамочка родная! Девушка смотрела на отражение и не могла поверить своим глазам. Милая то какая!
- Что видишь? - спросила бабулечка.
- Красавица писанная! - выдохнула Настя.
- Что-же это вы мной сделали, баба Федя?
- Ничего, сладкая, ничего.
- Ой, я кажется уже похудела?
- Нет, иначе бы одежа тебе твоя велика стала.
- Но я ничего не понимаю.

Старушка усадила Настю за стол.
- Дитятко, тут понимать ничего и не надо. Ты на себя порчу навела, а я ее сняла.
- Не наводила я никакую порчу!
- Ох, еще как наводила. У тебя с батькой как? Он тебя баловал сильно?
- Какой там баловал! Его и дома-то почти никогда не было, все на работе, да на работе. А если и был дома, то на меня внимания мало обращал.
- Вот оно как, видишь?
- Ничего не вижу! - злостно ответила Настя. - При чем тут мой отец?
- Ты же когда ребенком была себе в головку свою светлую втолдычила, что тебя твой папенька не любит, раз не целует и не обнимает, да подарков не дарит, так ведь?

Настя с трудом сдерживала слезы.
- Баба Федя, а откуда вы это знаете? И при чем тут все-таки мой вес.
- А при том, золотая моя, что ты наивное дитя подумала, что с тобой что-то не то, коль тебя не любят. Надо значит быть другой, надо учится лучше в школе, надо как-то заработать эту любовь. Да, не может тот человек, что сам любви не получил, ее кому-то давать.
Слезы покатились по щекам, Настя шмыгнула носом.
- Ну допустим даже так, но что дальше то?
- А чем дальше тем пуще. Ты поверила в то, что напридумывала сама себе. Ты ведь была желанным дитятком, твой отец тебя больше десятка лет ждал. А ты глупенькая, не любит, и все тут. Так мало того, ты ведь веру ох какую в это вложила, пудовую! А во что веришь, то и получишь. Вот и встречались тебе потом люди на твоем пути, которые тебя не любили, такой какая ты есть, да унижали и угнетали тебя.

Настя уже не пыталась сдерживать слезы, они лились ручьем. Казалось, что вся обида и злость и на отца и на всех обидчиков вытекала из глаз крупными слезами.
- Баба Федя, но я все еще не понимаю, как это связано с порчей, - успокаиваясь выдавила Настя.
- А ты слухай дальше, дитятко мое. Сначала ты подумала, что тебя не любят, потом поверила в это, затем получила подтверждение от мира, встретила людей, которые тебя не любят. И вот тут-то на тебя бес напал стала ты одержимая. Ты-же, глупенькая, поверила, что надо себя изменять. Но разве лучше нашего творца сделаешь? Тебя бог сотворил, такой какая ты есть. Прекрасное и изумительное создание. Изменить себя не изменишь, только испортишь! Порча сильная у тебя была. Ты сильным бесом одержима была. Верила, что вот если только похудеешь, то сразу тебя все полюбят. Ты, плачь, плачь, родненькая, слезы чистят душу. Не сдерживай, а я тебе дальше все объясню.

И объяснила Бабка Федотья Насте, что ошибалась она. Что надо беса изгонять из своей жизни. Как только он опять за свое возьмется, да жизнью Настиной захочет управлять, надо ему говорить: «Сгинь-сгинь, уходи прочь!» Нельзя отдавать ему власть, нельзя верить в то, что надо вот только еще пару кило сбросить и все будет лучше чем было.

- Душенька, ты-же красавица! Теперь-то ты видишь это? Ну вот и ладненько. А папеньку ты своего прости, да помилуй. Он ведь тоже не со зла, не мог он по иному. Да и ты сама себе такого родителя выбрала. В прошлой жизни небось тебя батенькина любовь душила. Или может ты наоборот была отцом нелюбящим.
- Баба Федя, а то что я жизнь свою всю контролировать пыталась, это тоже от этого?
- Так это ведь не ты, а бес тот, наваждение твое. Но ты смотри, не пущай его больше к себе. Ешь что хочешь и не думай ни о чем! Хватит себя терзать да мучить.

Настя вытерла слезы, высморкалась, выпила еще кружку чая и стала прощаться. Как в бреду она вышла из избы и неожиданно оказалась в том-же самом чистом подъезде. Обернулась и увидела двери знакомые и звонок, который все боялась нажать. Ой-ой-ой, все-таки мошенники, запаниковала Настя и стала искать свой кошелек. Нет, все деньги на месте. Странно. Девушка медленно спустилась вниз и вышла на улицу.

А там весна! На деревьях листики нежные, трава сочно-зеленая, птицы трезвонят каждый на свой лад. У Насти просто мурашки по коже. Летать хочется, порхать и всех целовать и обнимать. На душе такой покой и радость! Мимо проходящий мужчина улыбнулся Насте и обвел ее восхищенным взглядом. Пока она шла к остановке автобусной, реакция всех представителей мужского пола была такой-же. Один мальчик даже остановился и потянув маму свою за руку сказал:
- Мама, смотри, это весенняя фея, да?

А Настя развернулась и как могла быстро побежала назад к дому ведуньи. Очень хотелось ей отблагодарить ее. Она мигом взлетела по ступенькам, запыхавшись нажала на звонок и замерла в удивлении, когда дверь ей открыла та-же самая женщина в строгом платье.
- Но... А где Баба Федя? Как вы это сделали? Где изба? - спросила Настя заглядывая в квартиру.
- Вот здесь, - ответила женщина постучав Настю легонько по лбу.
Девушка прислонилась к косяку и почувствовала сильное головокружение.
- Гипноз? Ловкость рук и никакого обмана? - недоверчиво спросила Настя?
- Значит ничего не было? Ни порчи, ни наваждения?
- Оно-то как раз и было. Но что было то прошло! Ты главное не впускай эту идею-фикс больше в свою жизнь Не контролируй свою жизнь, а просто живи! Ты чего вернулась, забыла чего?
- Нет, отблагодарить вас хотела, - и Настя достала кошелек.
- Отблагодарить? Деньгами? Не глупи! Дари это знание всем, дари миру любовь, твори чудеса. В общем, будь женщиной!

Настя легкой походкой шла по улице и казалось ей, что она и не касается земли совсем. Весна, прекрасная пора, думала она и улыбалась прохожим такой обворожительной улыбкой, что они забывали все свои заботы и невзгоды.

2 комментария: